מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:

интервью Бориса Гройса o Пусси-Райот

По-моему, любопытное интервью Бориса Гройса по поводу Пусси-Райот и другого:

http://www.afisha.ru/article/boris-grojs-o-pussy-riot-fundamentalistah-i-zasil-e-videorolikov/

- Нет ли проблемы в том, что общество не может докопаться до смысла этой акции? Он настолько размыт, там неявным образом имеются в виду настолько разные вещи, что этот месседж невозможно считать?

— Это хорошо, в этом и есть смысл художественной акции. Художественная акция — этому учил еще в 70-х годах Монастырский — должна быть пустой. Художественная акция никакого месседжа не имеет. Если это действительно хорошая акция, то ее месседж — это фиксация внимания на ее контексте. Мы живем в очень плотном социальном пространстве. Мы, как рыбы в воде, плаваем в этой естественной социальной среде. А удачная акция вынимает рыбу из воды, дает ей возможность побыть немножко в вакууме и посмотреть на воду со стороны. Цель искусства не в том, чтобы представить себя оценке и взгляду зрителя, цель — актуализировать и представить взгляду зрителя все, кроме себя. Собственно говоря, именно это девушки и сделали. Pussy Riot зафиксировали и открыли вниманию общества сложные отношения между сакральным и секулярным пространством, между искусством и религией, искусством и законом. Они всю эту зону сделали явной. Поэтому общество возбудилось и начало это обсуждать. Если бы они этого не сделали, никакого резонанса бы не было. Это была бы бессмысленная акция, как у Бренера, потому что там и так все ясно. А тут было неясно.

— Но в результате этой акции фундаменталистская общественность, которая до этого сидела относительно тихо и реагировала на современное искусство только в каких-то самых выдающихся случаях вроде акции Тер-Оганьяна, вылезла из нор. И теперь, кажется, за пределами Москвы невозможно вообще показать ни одной выставки, потому что немедленно прибегают бородатые мужики с топорами и начинают рубить ее организаторов на куски.

— Я считаю, что это очень хорошо. Вообще, вылезание из норы чего бы то ни было — это хорошо. Современное искусство — это и есть а) вылезание из норы и б) принуждение других тоже вылезти из норы, попытка спровоцировать их на это и сделать их видимыми. Что вообще такое искусство? Оно делает невидимое видимым. Если какие-то люди были невидимыми, присутствовали в социальном поле в зоне невидимости, а акция Pussy Riot сделала их видимыми — они вылезли из норы, — то честь им, Pussy Riot, и хвала. Они добились своего художественного результата. Другое дело, как вы теперь оцениваете то, что вы увидели, — этих фундаменталистов и так далее. Но вы по крайней мере можете их теперь оценить, вы их знаете. Например, для меня это интересно. Чтобы понять мое отношение к этому: в 60-х годах была же огромная волна религиозного возрождения в России. В Петербурге, где я жил, — даже больше, чем в Москве. Тогда, например, современное искусство, радикальная поэзия, модернистская поэзия, постмодернистская поэзия выступали в очень тесной кооперации с религиозным возрождением. Это была одна и та же культурная и человеческая среда. У меня были дружеские отношения со всеми самыми радикальными представителями христианской идеологии. И вдруг это разошлось в разные стороны. Ни тебе Соловьева, ни тебе Бердяева. Русское религиозное возрождение исчезло. Вся проблематика Флоренского, который, как известно, преподавал во Вхутемасе, — все исчезло. Для меня, например, интересно то обстоятельство, что огромная традиция сотрудничества церкви с модернистским и авангардным радикальным искусством, которая была в России очень развита в конце ХIХ века и вплоть до 1930-х годов, а потом снова имела место в 1960-х — начале 1980-х годов, ее как корова языком слизала. Ну, интересный факт! Для меня, например, выявление этого факта стало интересной характеристикой современности.

— Насколько это особенная для России история? Не происходит ли деинтеллектуализация религии вообще во всем мире? Если мы посмотрим на американский протестантизм, который подпитывает неоконсерваторов, Tea Party и так далее, — там же тоже не чувствуется связи с какой бы то ни было интеллектуальной религиозной традицией. Это тоже абсолютно плоская вещь — такие же бородатые мужики, которые не подозревают о существовании Флоренского.

— Ответ — однозначно да. Это та плата, которую платят различные религиозные деноминации за их переопределение в современном политическом пространстве. Проблема заключается в том, что господствующая версия, например, современной исламской теологии — потому что все пошло с ислама, на самом деле, — она не то чтобы отрицает, она практически вычеркивает всю огромную теологическую традицию ислама. Политический ислам базируется на прямом понимании Корана. То же самое в Америке: во многих радикальных церквях убрали даже крест, даже Библию. Явление Христа возникает только в экстатическом совместном переживании, которое не имеет никаких материальных или исторических опосредований. Церковное пространство создается таким образом, что оно вообще не маркировано как церковное. Эта реинтеграция религии в медиально-массовое пространство, в пространство массовой культуры связана с ликвидацией теологической традиции. Единственные, кто сопротивляется, — это католическая церковь. Они борются зубами и ногтями против этого. Но все остальные — полностью на этой волне. И мне кажется, что это интересно. Мне кажется, что в этом тоже есть какая-то современность. Фундаментализм — это, конечно, современный феномен."



Правда, мне совсем-совсем не кажется, что "господствующая версия современной исламской теологии вычеркивает всю огромную теологическую традицию ислама" или что у "неоконсерваторов, Tea Party и так далее не чувствуется связи с какой бы то ни было интеллектуальной религиозной традицией. Это тоже абсолютно плоская вещь — такие же бородатые мужики, которые не подозревают о существовании Флоренского". Попросту это чушь собачья. А поэтому и с анти-интеллектуализмом РПЦ, наверно, все сложнее.

В каком-нибудь Иране студенты и аспиранты ВУЗов (судя по их транскриптам) вовсю долбят исламскую теологию и право. Среди американских нeоконсерваторов есть весьма интеллектуальные и образованные теоретики (журнал Commentary, та же Кондолиза Райс или Чейни), а в толпе демонстрантов tea party немало и малообразованных людей (Аналогично среди профсоюзных демонстрантов-оккупантов множество малообразованных бедных людей с предрассудками из гетто).
Subscribe

  • (no subject)

    Выступление Сальса-Сошиал (это в основном преподаватели), одна из пар там - Саша Кузьмин (с тату на руке, он меня не очень любил, я для него…

  • (no subject)

    1) Мне кажется, что эмпатия - это умение подстраиваться под собеседника. Но многие, видимо, разделяют это. Знаю женщин, которые считали себя…

  • (no subject)

    Читаю книгу М. Р. Гинзбурга про эриксоновский гипноз (есть в сети). Это научная книга, точнее учебник (очень обстоятельный) базового курса гипноза…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments