מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:

пасха

Еврейская пасха, песах -- любимый праздник календаря, но одновременно и самый странный. Любимый, конечно, из-за седера, трапезы с чтением Аггады, специального сказания, по ходу которого надо выполнять разные действия. Наливать бокалы вина и поднимать, но не пить. Hаоборот -- пить, налив заранее, поднимать тарелки с круглой мацой, макать картошку в соленую воду, делать "бутерброд" из мацы, листа салата, хрена и сладкой "глины"-харосета, произнося при этом,что такой бутерброд делал старец Гиллель в I в н.э. И многое другое. Тут и перечисление десяти казней египетских с отливанием капель вина на каждую казнь (и чтение текста про то, что казней-то, оказывается, было не десять, а пять по десять! - у детей загораются глаза - а другие говорят, что пять по пятьдесят, выходит, двести пятьдесят! - дети поражены растущим по факториалу странной талмудической арифметики числом). И поиски "афокомана", куска мацы, без которого не завершить седер, который дети пытаются умыкнуть, чтобы потребовать от папы айпод или лэптоп в качестве выкупа. И открывание дверей в ожидании деда-мороза Ильи-пророка, которому наливают специальный бокал, выкрикивая почему-то при этом довольно кровожадный текст в гойское ночное пространство.

Но главное, конечно, сама Аггада, ее текст. Аггада это не просто старинное сказание, а миниатюрная символическая замена всей Торы. Она переводилась на уйму языков, даже на такие (вроде берберского), на которые Тора переведена не была. Аггада отвечает на вопрос, который задает самый младший участник, чем отличается этот вечер, и каковы законы и порядки Пасхи? Аггада нaполнена, как сегодня сказали бы, мемами, а попросту - цитатами и крылатыми выражениями. Тут и канонические четыре сына (каждый выражает некое качество), и древние мудрецы в пещере, и фараон с пирамидами и кирпичами, и города Пит'ом с Ра'мсесом. Каждая фраза может служить поводом для спонтанного обсуждения. Вот песенка "Дайейну", "нам довольно". Если бы бог вывел нас из Египта, но не дал Торы, то было бы этого достаточно? Нет, не может такого быть написано! Как же это понимать? А очень просто - в песне можно петь что угодно, а жизнь это жизнь. А что значит четвертый сын, который не умеет спросить? Да ведь умение задать правильный вопрос, это половина ответа! А сейчас мы будем читать про мацу на арамейском языке. Кто знает, что такое арамейский язык? На иврите "хлеб" - "лехем", по-арамейски - "лахма", на иврите бедный "ани", по-арамейски "анья", на иврите "наши предки" - "авотейну", по-арамейски - "авхатана", на иврите "страна" - "эрец", по арамейски "ар'a". Что же выходит: "хе лахма анья, ди-ахалу авхатана бе-ар'a де-Мицрайим"? Bот хлеб бедности, что ели наши предки в стране Египетской! Видите как просто? А вы знаете, что ангелы не понимают арамейского языка, все остальные языки понимают, а арамейский нет! Почему? Ну, об этом в другой раз. А вот и любимая песня про козочку, хад-гадья, цигеле, и гоняющимися за ней по кругу существами, тоже по-арамейски, очень просто. А вот считалка "одного кто знает?" Она есть на самых разных языках, очень удобно для юного лингвиста учить числительные. Вот как ее пели кантоноисты - "пять у нас книжечек, четыре у нас матушки, три у нас батюшки, две у нас таблички, один у нас Бог, что на земле и на небе". А вот как пели в Бухаре "панч хумшей Торо, чор мадарон, се падарон, ду Лавх-и-гавхар, якумин Худо-и-рабб-уль-алямин!"

Так или иначе, перечитывать это каждый год - одно удовольствие! Но седер надо проводить дома, в небольшой компании, лучше - со своей семьей. Чтобы никуда не торопиться, чтобы не было суеты. Я люблю делать это в большой полумрачной комнате с высокими потолками (есть у нас такая комната-веранда), обклеенными еврейскими картинками из старых синагог.

Но Пасха и очень странный праздник. Я до некоторого времени не осознавал, что это, в сущности, пост. В пасху восемь дней не просто запрещено есть квасной, дрожжевой хлеб и хлебобулочные изделия вместе со всякими там макаронами. Запрещены почти все мучные продукты, кроме сделанных из мацы. А у европейский евреев также на всякий случай запрещены рис, бобовые и любые крупы. Некоторые еще и не едят любой влажный хлеб, вроде маца-боллов. Короче, есть почти ничего нельзя, кроме мацы и картошки (то есть мясо-рыбу можно, но не любые). Обычной посудой пользоваться тоже нельзя. Кашерные рестораны закрыты на этот период. Сомнительного вкуса запечатанные в пленку химические пироги и печенья продаются под маркой "кашерных на песах".

В Петербурге вечернее застолье седера зачастую превращалось в ночное, люди расходились под утро. Кстати, в диаспоре первый день пасхи празднуют два дня. По-идее, это относится и к другим праздникам. Но никто не читает два раза мегиллу, никто не отмечает дважды Йом-Киппур. Второй день Суккота или Хануки отличаются от первого дня. Второй день нового года это именно второй. А в пасху на второй день усаживаются и проводят практически тот же самый (есть минимальные отличия) седер. Как будто вчера не проводили. Все те же роли, все те же вопросы, те же тексты. Это подчеркивает некую театральность седера. Вроде бы каждый и играет самого себя, но все же это театр. Театр, в котором мы играем самих себя, по сценарию, написанному давным давно. Особенно странный - восьмой день пасхи. Когда для половины людей, израильтян, даже самых набожных, уже можно квасноe, а для другой половины - еще нет.
Subscribe

  • (no subject)

    Ничо так? На шкафу у меня над книгами по нанотехнологии и трибологии - алтарь Элегуа. 21 каждого месяца - его день.

  • (no subject)

    NSF прислало анонимный опросник с вопросами о том, как я оценимаю их процесс рецензирования и присуждения грантов. Как обычно, ничего по существу…

  • (no subject)

    Ну что, добавить мне в раздел благодарности статьи " M.N. thanks Eleguá for Abre Caminos"?

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments