מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Еще про Эселина (с сайта http://www.esselin.com):


Янкев Глатштейн об Эселине http://www.esselin.com/gallery/text-----wisconsin-jewish-c.gif

Книга "Песни жителя пустыни" (Milwaukee, 1954)


Я попытался перевести с идиша заметку Г. Лейвика об Алтере Эселине. У меня не все получилось (последний абзац вообще не сложился):

Г. Лейвик. Об Алтере Эселине (1939)

Каждый раз, когда я приезжаю в Чикаго, я пользуюсь возможностью, если получается, побывать в Милуоки. И самое интересное для меня в Милуоки -- это грустный и тихий поэт Алтер Эселин, который является жителем Милуоки.

Я сказал "тихий", а другие, как я слышал, говорят по поводу Эселина "молчаливый". Я, однако, не разделяю такого мнения. Я придерживаюсь мнения, что Алтер Эселин - не молчаливый поэт. Это верно, что он говорит мало по поводу того, о чем пишет. Но это еще не означает, что его стихи не искренние или не проникают из сердца нашего поэта. Они действительно проникают, вместе с глубокой скорбью, с пронзительным стоном, со вспыхивающим бунтом и острым протестом. А у Алтера Эселина достаточно против чего протестовать. Не против литератрурного молчания, а против другого молчания, против вечного молчания, которое вызывают непонятные и жестокие жизненные стихии. В свете этого, разрушительные стихии часто становятся объектом внимания Эселина, и он отзывается на их существование оригинальным образом. И как подлинный поэт, Эселин чувствует, что пред лицом настоящих жизненных стихий, и, особенно, пред лицом горьких невзгод, которые приходится пережить, недостаточно лишь справляться и бунтовать, но даже бунт следует затевать с иронией и сарказмом. Это еще более важно, когда речь идет о проникновении в горе, отождествлении себя с ним, и возвышении на высоту песни, на высоту настоящей молитвы, затрагивающей самые основы мира, самую вечность жизни. К такой песне приходит Эселин.

Большая часть стихов Эселина оставляет впечатление, что поэт вступил на тяжелую, очень тяжелую стезю скорби, отшельничества и отчаяния, и самую горестную часть этого пути уже прошел, принеся с собой послание света.

Каждый раз, когда мне случается видеть Эселина, будь то в его непритязательной, скромной квартире в Милуоки, будь то где-то еще, я чувствую, что тихое застенчивое сердце Эселина заключает в себе большую силу и большую веру в жизнь, несмотря на трудности, которые эта жизнь раздает обеими руками. И как один штрих этой веры в жизнь - вера в горестях очень типична для Алтера Эселина.

Каждый раз, когда я вижу Алтера Эселина, я думаю: это хорошо, что в еврейская поэзия уделила часть своей милости этому внешне грозному, но в глубине души инфантильно-ностальгическому милуокскому тихонe. Как сказано еврейским словом, поэзия Эселина проникла через тенистую стену его дома]

Tags: alter esselin
Subscribe

  • (no subject)

    Сальса, под которую мы в последнее время танцуем в Бембе с Илдемаром. Я не всегда чувствую ритм. Люди не понимают, что в сальсе ритм довольно…

  • Вчера на Стрелке

    Я тут есть (спойлер - в клетчатой рубашке) PS. На 1:08 - 1:12 там видно Диму и Кристину болтающих в сторонке, соучеников из студии Бембе.

  • (no subject)

    Хотел еше порассуждать про Аркадьева и редукционизм, но сейчас нет сил, потом напишу, а пока поставлю чтоб не забыть. Ну он вот рассматривает…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments