מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:

Статья покойного А. А. Первозванского про научные школы, 1998 г.

Статья покойного А. А. Первозванского про научные школы, 1998 г.


http://ubs.mtas.ru/upload/library/UBS44.pdf
Первозванский А. А.
ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРИЗНАКИ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ // Управление большими системами. Специальный выпуск 44:
«Наукометрия и экспертиза в управлении наукой»

Понятие «научная школа» является общеупотребительным.
Более того, оно имеет определенное прагматическое значение.
Создание научной школы, как правило, является одним из
оснований для претензий на научные отличия (избрание в ака-
демики, присвоение почетных званий), а также на финансиро-
вание научных исследований. Вместе с тем это понятие не
формализовано, расплывчато. Не вполне ясно, можно ли имено-
вать некий коллектив ученых «научной школой» или этот тер-
мин к нему не применим.

В данной статье предлагается одна из возможных схем
формализации, в основном ориентированная на фундаменталь-
ные науки.

Введем первоначально исходное и почти недискуссионное оп-
ределение: научная школа – это группа ученых, осуществляющих
прямой взаимный обмен результатами и включающая одного
ученого, которого все остальные признают своим лидером.
Это определение является, однако, заведомо неполным:
включая необходимые и очевидные признаки, оно не дает неко-
торых достаточных условий, без выполнения которых любая
группа, лаборатория, кафедра может быть безосновательно
объявлена «научной школой».

Представляется, что базой для формирования таких усло-
вий должна быть исходная оценка уровня значимости ученого,
вводимая независимо от его принадлежности или непринадлеж-
ности к какому-либо коллективу.

Исходная идея оценки принадлежит Л. Ландау и, в некотором
смысле, навеяна аналогией с оценкой звезд в астрометрии. Дейст-
вительно, каждый подлинный ученый является «звездой», отли-
чающейся от «планеты» тем, что он вам излучает, генерирует идеи,
а не «светит отраженным светом». Поэтому будем характеризовать
ученого его «звездной величиной» (ЗВ), присвоив высшему классу
ЗВ, равную 0,а низшему – ЗВ, равную 5. Л. Ландау не ввел фор-
мального определения ЗВ, указывая лишь субъективную оценку
того, что значимость для науки результатов, полученных ученым,
ЗВ которого ниже на единицу, в 10 раз выше. Относя, например,
себя к классу 2, Л. Ландау приводил примеры из класса 1 (Бор,
Гейзенберг) и ставил Эйнштейна еще выше.

Субъективность любой классификации неизбежна, и, ко-
нечно, можно было бы ограничиться оценками типа «сверхге-
нии» (ЗВ «0»), гении (ЗВ «1»), исключительно талантливые» (ЗВ
«2») и т.п. Однако стоит воспользоваться и более объективными
признаками, в частности, связанными с традиционным для
науковедения «индексом цитирования», но в не вполне обычной
интерпретации. Обратим внимание на то, что наиболее крупные
имена и результаты в научной литературе лишь называются,
упоминаются, но к ним, как правило, не дается ссылка в стан-
дартной форме (название статьи, книги, год издания и т.п.).
Отсутствие точной ссылки есть наиболее явный признак обще-
звестности результата, общепризнанности заслуг автора («об-
ще» – в пределах круга потенциальных читателей).
Никогда рядом с законом Ньютона не дается ссылка на
Рrincipia. Более того, имена ученых класса «0» (Ньютон, Эйн-
штейн) являются общеизвестными безотносительно к их резуль-
татам. Это легендарные фигуры, «культурные герои». Имена
ученых класса «1» известны всем, получившим среднее образо-
вание, хотя их результаты могут быть забыты. В научно-
учебной литературе эти результаты опять-таки обязательно
указываются, но без стандартной ссылки. Ученые класса «2»
известны всем специалистам данной науки (в макропонимании
этого термина, например, физика, математика, химия...) и их
основные результаты не допускают стандартного цитирования.
Обязательным признаком принадлежности к классу «3» являет-
ся наличие хотя бы одного результата, упоминаемого в специа-
лизированных научных журналах без стандартной ссылки. Для
ученого класса 4 необходимо иметь наличие результатов, стан-
дартно цитируемых в международной прессе не менее чем через
5 лет после исходной публикации, для класса 5 необходимо
наличие каких-либо ссылок.1

Можно дать общую оценку: для класса «К» характерна дли-
тельность упоминания « цитирования в течение числа лет по-
рядка 10 в степени 4 – К.

Порядок численности «научных звезд» разного класса так-
же подчиняется логарифмической («астрометрической») шкале,
т.е.для класса «К» численность порядка 10 в степени К. Почти
все ученые классов 0–2 являются Нобелевскими лауреатами,
если таковая премия существовала при их жизни для их науки.
Стоит отметить, что общая численность (порядка 100 тыс.)
существенно меньше общего числа людей, занятых в сфере
1 Л. Ландау относил к классу «5» только авторов «патологических
результатов». Наша классификация более либеральна и включает
ученых всех рангов, действительно заслуживающих этого звания.
Проблемы оценки эффективности в конкретных областях науки
науки и высшего образования, но в основной массе учеными не
являющимися.

Имея достаточно объективизированную шкалу «научных
звездных величин», можно вернуться к определению понятия
«научная школа»

Представляется, что лидер научной школы должен иметь
класс выше класса остальных ее членов. Поэтому немотивиро-
ваны претензии на это наименование для групп, имеющих
лидеров класса 5. Более того, международно признанные школы
должны иметь лидера класса не ниже 3 и включать нескольких
ученых класса 4. С другой стороны, исторический опыт показы-
вает, что ученые класса 0 или 1, как правило, являлись одиноч-
ками, не создавшими научных школ. Этот факт подчеркивает,
что само по себе наличие научной школы не является признаком
наивысшей активности ученого.

Рассмотрим далее некоторые структурные признаки. Уже в
исходном определении указывалось, что научная школа не
просто собрание ученых, а организм, специфическая структура
взаимосвязей (академии, научные общества не представляют
собой научных школ). Эта специфика проявляется в следующем:
 участники школы непосредственно контактируют друг с
другом, стремясь известить о своих результатах еще до публи-
кации или даже до полного завершения исследования;
 внутри каждой школы существует собственная иерархия
авторитетов («гамбургский счет»), причем высшим экспертом
является лидер;
 школа, как правило, имеет свою систему ценностей (оцен-
ку важности разработки тех или иных проблем и оценки уче-
ных, не входящих в данную школу), причем эта система может
значительно отличаться от общепринятой и, тем более, от офи-
циально-государственной.1
1 На эту особенность обратил внимание автора В.А. Залгаллер. Он
также отметил, что наличие длительного смещения ценностей
относительно международно принятых может привести к полной

 внутри школы вырабатывается определенный стиль пред-
ставления результатов и общения, как правило, задаваемый
лидером.

Отметим далее, что, как всякий организм, научная школа
имеет ограниченный срок жизни, наиболее часто связанный с
ограниченностью длительности творческой жизни лидера.
Уход лидера может сопровождаться появлением нового, но
поскольку лидер должен иметь класс выше участников, то
смена лидера, как правило, сопровождается снижением клас-
са научной школы. Типична и ситуация раскола школы, если
в ней ранее работало несколько специалистов равного класса.
Наиболее оптимистичный вариант возможен, если еще до
ухода лидера в научной школе появляется иной ученый клас-
са лидера или даже превосходящий его. Тогда фактически он
становится ядром новой школы, что, впрочем, совсем необя-
зательно.

Еще раз подчеркнем, что не всякий ученый класса выше
5-го оказывается лидером. Для этого он по крайней мере должен
взять на себя обязанность быть в курсе исследований остальных
участников и представлять себе их проблематику. В противном
случае он оказывается неспособным реализовать главную роль
высшего эксперта.

Подводя итоги, дадим уточненную формулировку ранее
введенного определения.

Научная школа есть группа ученых, осуществляющих пря-
мой обмен полученными результатами, обладающая общей
системой ценностей и стилем представления результатов и
возглавляемая ученым-лидером, превосходящим по классу ос-
тальных участников группы и являющимся для них высшим
авторитетом-экспертом. Если при этом лидер имеет класс не
ниже «3», а хотя бы некоторые из участников имеют класс не
ниже «4», то научная школа является международно значимой.
В противном случае она имеет локальное значение.

В качестве примера приведем краткое описание научной
школы в области механики и теории автоматического управле-
ния, лидером которой являлся профессор А.И. Лурье и к которой
имел честь принадлежать и автор данной статьи.
Школа возникла в 30-е годы и существовала до 70-х. Ее
возникновение было связанно с тремя факторами, являющи-
мися достаточно типичными:
 наличие исходной академической традиции, опреде-
лявшейся работой в С.-Петербургском (Ленинградском)
политехническом институте таких крупных специалистов как
А.Н. Крылов, А.А. Фридман, И.В. Мещерский, Е.Л. Николаи;
 наличие социального заказа (переход российской про-
мышленности от копирования иностранных образцов к соз-
данию оригинальных конструкций);
 появление ярко талантливой личности, способной к ге-
нерации новых идей.
Анатолий Исакович Лурье как ученый имел класс не ни-
же «3». По крайней мере, один из его результатов (уравнение
Лурье) является «не цитируемым», а регулярно упоминаемым
в научных журналах и учебниках по теории устойчивости и
управления. Однако им было получено и множество других
серьезных результатов в весьма широкой области (теория
оболочек, общая механика, нелинейная теория упругости и
т.д.). Большинство этих результатов подхватывалось, детали-
зировалось и зачастую углублялось и обобщалось иными
участниками школы, причем значительная часть из участни-
ков не была «административно» связана с лидером. Центром
притяжения являлся научный семинар (это почти обязатель-
ная особенность любой научной школы). Никто из участни-
ков школы Лурье не имел того же класса, не обладал тем же
кругозором и не пользовался таким же авторитетом, хотя
целый ряд из них по существу обладал не менее высоким
уровнем квалификации, но в более узкой области.

Можно указать не менее десяти специалистов класса не
ниже 4, входивших в научную школу А.И. Лурье (профессора
И.И. Блехман, В.В. Новожилов, М.З. Коловский, Е.Н. Розен-
вассер, К.А. Лурье, В.А. Пальмов и др.). Некоторые из них
после угасания исходной школы стали лидерами новых школ,
но, как правило, локального уровня.

Характерно, что наибольшего международного призна-
ния добилась научная школа, возглавляемая
проф.В.А. Якубовичем, который, входя в «школу Лурье»,
находился на наиболее дальней ее периферии и не был непо-
средственным учеником прежнего лидера.

В заключение отметим, что структура научных школ пре-
терпевает в настоящее время быстрые изменения. Развитие
новых средств коммуникации (прежде всего электронной
почты) делает возможными прямые обмены в международном
масштабе, и мощные научные школы теряют «узкотерритори-
альные» черты. Интенсификация научных исследований в
мире ускоряет процессы формирования и угасания школ.
Утрата социального заказа в России, напротив, тормозит
генерацию новых научных школ. Вместе с тем, большая
открытость дает возможность более эффективной оценки
реального класса ученых и уровня научных школ.
Subscribe

  • dybr

    В Питере нарастает волна эпидемии, я очень боюсь, что, танцы закроют. Тут провакцинировано только 10% населения (а для стадного иммунитета надо 50%),…

  • (no subject)

    Много говорят о версии утечки вируса из Уханского институте вирусологии. При этом никаких новых данных в пользу этой версии нет. Эта версия…

  • (no subject)

    Бачата в Парке Победы вчера

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments