מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:
Продолжу свой экскурс в историю средневековой науки. Краткое содержание предыдущих серий. Квантовая механика в начале ХХ веке рассматривает неразличимые тождественные частицы и функции состояния, которые некоторые полагают описанием не природы как таковой, а нашего знания о природе. Откуда же взялся такой странный взгляд на природу? Оказывается, уже в статистической механике, у Больцмана и Гиббса (т.е. в конце XIX века) есть множество к тому предпосылок, вытекающих из применения статистических методов. Больцмана, как известно, считали сумасшедшим (и вообще у него был биполяр, в депрессивной фазе "вызванной тем, что идеи развиваемой им статистической физики в то время не находили понимания в физическом сообществе" он v 1906 г. покончил с собой, и на могиле его и выгравирована та самая формула S=lnW).

Про вероятность (Паскаль, Бернулли, Гюйгенс) еще имеет смысл поговорить в другой раз. Идентичные неразличимые объекты, которые тиражируются в огромном количестве, больше похожи на буквы или на символы, чем на объекты реального мира, вроде яблок, апельсинов или живых клеток. В этом их отличие от просто "атомов" о которых говорили древние, они передают совсем другое умонастроение -- "Neo, there is no spoon!" "Feynman, they are all the same electron!". Поэтому возникает вопрос, откуда же эта идея, что мир состоит из символов, взялась? Основателем семиотики (науки о символах) считается Локк (1632—1704), который, впрочем, имел предшественника John Poinsot (1590-1644). Окружающий нас мир делится на "природу" (то, что существует помимо человека) и "культуру" (результат деятельности человека). Знак в философии Пуансо выступает в роли третьего типа объектов, объединяющих природное и социальное, что было оригинальным подходом к натуральной философии. Локка (как и Ньютона) жестоко критиковал Лейбниц (1646-1716), у которого были свои идеи.

Лейбниц полагал, что символы делятся на "настоящие" и "ненастоящие". Настоящие представляют непосредственно идею, а ненастоящие - всего лишь слово, стоящее за идеей. Лейбниц пытался разработать систему универсального символизма, Characteristica universalis, которая, как выяснилось, имела предшествнников, одним из первых среди которых был Рамо́н Льюль (1235-1315).

Итак, Лулль, сумасшедший христианин, надеявшийся крестить всех евреев и мусульман, убедив их, при помощи своей логической машины, в верности христианства. За это он в результате и поплатился, мусульмане в Тунисе зaбили его камнями. Интересно, что Борхес написал рассказ про Лулля, со своей постмодернисткой колокольни полагая, что все фигня - хоть Энгельс, хоть Эйнштейн, хоть папа Римский - заряжай логическую машину любыми понятиями и получай бессмысленные выражения, однако полезные для поэтического и литературного творчества. Нам, однако, Борхес не указ, мы ищем смысл. :)


Каким же образом Рамон Лулл пришел к идее подобного устройства, порождающего тексты? Будучи человеком, хорошо знакомым с мусульманами, он, по-видимому, заимствовал идею زايرجة Зайраджа, арабо-персидского астрологического и гадательного приспособления. Так, по крайней мере, полагает David Link, автор статьи Scrambling T-R-U-T-H Rotating Letters as a Material Form of Thought, ссылка на котрую дается в Википедии. Про помощи Зайраджи мусульманские прорицатели давали "ответ" на любой вопрос, да еще и в рифмованной форме! Использование Зайраджи является одной из техник ‘Илм ал‑Хуруфа, науки о буквах или арабской каббалы, тесно связанной с арабской каллиграфией. Пусть не смущает читателя, что от обсуждения истории рациональной науки мы так быстро ушли в направлениик мистики и магии, мы потом вернемся обратно.

Как я уже сказал, связь Лулла с арабской магией обсуждается в статье Дэвида Линка (http://alpha60.de/research/scrambling_truth/DavidLink_ScramblingTruth2010_100dpi.pdf). Речь там идет о арабском варианте того что в каббале называется гиматрией, о связи греческого алфавита, римских цифр с арабской и еврейской алфавитной магией а заодно с абаком, т.е. счетами (там очень любопытно про этимологию слова абак, его связь с еврейской "пылью" и арабскими "буквами пыли" : Solomon Gandz showed in the 1930s that hurūf al-ghubār did not indicate “letters of dust”, but rather “signs employed on the abacus”, and that the word consciously reflected the etymology of Greek ’bαy derived from Hebrew אבק (abaq – “dust”).). Кстати, Лейбниц тоже увлекался созданием механических калькуляторов, но это другая история.

Зайраджа обсуждается у арабского историка XIV века Ибн Халдуна, который задается вопросом, является ли она новым изобретением или же древним устройством. Линк уделяет большое внимание устройству Зайраджи и даже рассказывает, что кто-то в интеренете в 2007 году пытался получить ответ на вопрос “Will America strike Iran this year?”, а под конец предлагает напрямую задать Зайрадже вопрос هل زايرجة تظهر الحقيقة؟ " (“Does the zā’irja show the truth?”). Все это, по-моему, очень любопытно, но ясно, что подобные манипуляции с буквами (хорошо известные в еврейской традиции, кстати, и отчасти в данном случае из нее и заимствованые, прямым или опосредованным путем, скажем, порядок алфавита абджад (АБГД) это еврейский алфавит) восходят к известным пифагорейским и нео-платоническим традициям Востока.

Моя цель, однако, не углубляться в восточную магию и каббалу (сами по себе весьма интересные, но малополезные для наших целей), а попытаться лучше разобраться, что же произошло в XVII веке с рациональными представлениями людей о природе, и как это повлияло на то, что произошло в начале ХХ века. Я склоняюсь для себя к такой примерно картине. Есть столбовая линия западной науки, идущая от Аристотеля, через античных перипатетиков и средневековых схоластов. И есть другие традиции, все то, что не входит в рациональную науку (отчасти, восходя к Пифагору и Платону), связанные с мистикой, магией и оккультизмом.

В XVII веке происходит перосмысление соотношения между этими традициями. Оно, конечно, связано с тем, что природа оказалась подвластна математическим методам в гораздо большей степени, чем можно было думать до Ньютона и Лейбница. Почему - никто не знает. Но одно это не только подняло статус пифагорейской премудрости, но и привело к новому, не аристотелеву, пониманию причинности, основанному на диф. уравнениях, а не на каких-то там "материалах-формах-целях". Второе это отказ от механицизма (к которому логическим образом вело аристотельянство), фактически признание "оккультного" характера дальнодействие в законе всемирного тяготения. Тртеье это некое переосмысление роли субъекта. Субъект, с его субъективным опытонм, конечно, принадлежит ко второй линии или традиции, связанной с мистикой. Восприняв из этой традиции многие идеи, рационльная наука попыталась максимально "объективизировать" субъекта. То, что в мистике было индивидуальным мистическим опытом или переживанием, в эмпирическом методе превратилось в "воспроизводимый" и объективный научный опыт или эксперимент. Ну а четвертое это как раз те самые буковки или символы, которые я попытался рассмотреть в этом постинге. Что мы изучаем, когда осваиваем математику - как складываются яблоки или символы яблок?
Tags: XVII век
Subscribe

  • О годах эпидемии

    Оказывается, в 1666 году произошел великий раскол в православной церкви (я об этом не знал). В том году произошло вообще много знаменательных…

  • Prisca theologia

    Научная "парадигма" shut up and calculate (которую любит упоминать ЭБ) - это, на мой взгляд, доведенное до крайности, до карикатуры ньютовское…

  • dybr

    Диссертация Кристофера Брауна по литературе, про время у Данте и Петрарки, на которую я наткнулся вчера, как-то неожиданно для меня открыла целую…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments