מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:

"метод его – талмудический, из провинциального бешмедреша"

http://magazines.russ.ru/nlo/2013/119/z38.html#_ftnref11
Прочитал интересную статью про Волошинова и Бахтина. М. М. Бахтин, если кто не знает, философ и филолог, ставший (заслуженно) фактически культовой фигурой среди гуманитариев. В. Н. Волошинов - его ученик, автор классической работы Волошинов, В. Н. Марксизм и философия языка. — Л.: «Прибой», 1929 (http://www2.unil.ch/slav/ling/textes/VOLOSHINOV-29/introd.html), которая, по некоторым оценкам, опередила свое время. Волошинов позднее был разгромлен марристами, с их "новым учением о языке", которое тоже претендовало на то, чтобы быть марксистcким.

Значительно позднее, когда Бахтин уже стал культовой фигурой, возобладало мнение, что книга была написана не Волошиновым, а Бахтиным. И даже издавалась под его именем. Одним из свидетельств полагают воспоминания Ольги Фрейденберг (искренней последовательницы Марра, которая сама потом пострадала после разоблачения Марра), где она говорит, что книгу за Волошинова писал другой человек. Другим свидетельством - слова жены Бахтина "Помнишь, как ты диктовал [эту книгу] Валентину Николаевичу на даче в Финляндии?".

Но отрывок, на который я обратил внимание, несколько про другое:

Н.В.Брагинская МЕЖДУ СВИДЕТЕЛЯМИ И СУДЬЯМИ Реплика по поводу книги: В.М.Алпатов. Волошинов

"Расскажу один недавний эпизод. Я была четыре года тому назад в гостях у филолога-классика, человека старой немецкой фактологической школы, далекого от идей Фрейденберг, Натана Соломоновича Гринбаума. В основном я слушала его рассказ о его собственной трудной и даже героической жизни, но зашла речь и о классическом отделении ЛГУ конца сороковых годов. Слово за слово и я прочитала ему «крайне резкую» характеристику Иосифа Моисеевича Тронского из мемуаров Фрейденберг.

«Тронский разыгрывал из себя академического Юпитера. Он носился со своей «требовательностью», обожал, чтоб его трепетали. С учащимися, даже аспирантами, он не разговаривал. Считал, что только он один дает настоящую «школу» и учит «знать». Его авторитет должен был стоять превыше всех, и только мы с Марьей Лазаревной знали, какой он трус и тряпка. Но со своих учеников он семь шкур сдирал, и о нем ходила молва, что истинную школу может дать только он один. Последние события расшифровали его. И вдруг оказалось, что метод его – талмудический, из провинциального бешмедреша38 (где он, действительно, в детстве обучался). Он давал аспирантам огромнейшую литературу, в которой они тонули. Месяцы и годы уходили у них на то, чтоб преодолеть толстые комментарии на всех языках. Они дурели и совершенно забывали смысл того текста, который читали. Смысловая сторона считалась вольнодумством, ненужным привеском. В глубине души мои коллеги сопротивлялись всякому движению мысли и хотели создать из филологии науку, в которой бы не требовалось никаких идей. Они замещали мысль раздутым аппаратом кропотливой техники, которая была необходима Казобону и Скалигеру, но утратила свой живой смысл после Тейбнера. Они все еще веровали в критику текста, но отвергали самый текст в его смысловой сущности. Эта псевдоученость особенно била в глаза у такого эпигона, как Тронский, который имел сильно развитый нюх в сторону отрицательной критики, но не имел никаких идей. Если правильно говорят, что молчащие люди сходят за умных, то критикующие ученые сходят за обладателей идей. Тронский вел себя, как крупный ученый, и этого было достаточно, чтоб все перед ним благоговели. Я часто вспоминала слова Альтмана – «нам, мужчинам, некогда разбираться в достоинствах женских красот; если женщина ведет себя, как хорошенькая, мы сразу ей верим». Все верили в таинственную замкнутость Тронского, за которой лежали глубочайшие, сокровенные знания. Между тем, застигнутый врасплох, он относил Менандра к III веку и не мог сказать, существует ли словарь к Плавту. Это была забетонированная душа, пригодная для склада или погреба».

Выслушав это, старый человек, а он, дай Бог ему здоровья, жив, ему под 90, посмотрел выцветшими глазами в далекую даль. Я внимательно следила за его лицом. На нем играло такое сложное выражение, словно усмешка, которая сама себе не верит. Он сказал так: «Вот это настоящая характеристика, здесь гениально схвачена сущность человека и его внешнее поведение, но в это теперь уже никто не поверит». Я записала эти слова в ту же минуту. Потом он встал и, подойдя на негнущихся ногах к столу, где лежала составленная им огромная рукопись – итоговый сборник его трудов – раскрыл папку, снял первый лист и разорвал его. На этом листе было посвящение Тронскому.

Я была поражена этим жестом. Натан Соломонович – мужественный человек. В Варшавском университете, когда еще до прихода немцев студентам-евреям запретили сидеть рядом с поляками, он один продолжал ходить на занятия и в знак протеста не сидел на отведенном для евреев месте, а стоял, стоя слушал и записывал лекции. Он способен был так вот стоять один против всех. И был в конце концов избит до полусмерти фашиствующими однокашниками. Нашлись и такие студенты, которые подобрали его, потерявшего сознание, и спрятали в пустовавшей в это время квартире Ф.Ф.Зелинского."

Subscribe

  • (no subject)

    Согласно Карлу Юнгу, есть вертикальные причинные связи между событиями и есть горизонтальные - синхроничность. (Единственное, увлекаться поиском…

  • (no subject)

    Читаю вот этот странный сайт https://kniganews.org нигде не написано, кто автор. Явно человек хорошо понимаюший проблемы современной физики. Кто…

  • (no subject)

    Немного эзотерики в ленту. Если вы интересуетесь юнговской синхронией (это я тут с одной знакомой преподавательницей танцев из Питера обсуждал), то…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments