מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:
Я тут в недавнем постинге поминал проф. П. А. Жилина. Мне очень нравится вот этот отрывок из воспоминаний о нем Елены Грековой (elgreco239):


"Это произошло не сразу. Вначале, сразу же очарованная лекциями Павла Андреевича, еще на первом курсе я попросила его о совместной работе. Он ответил: “Елена, Вам рано еще приниматься за конкретные задачи. Пока что растите, учитесь, набирайтесь знаний и интуиции, а потом поговорим и о работе”. Через полгода я снова подошла к нему с той же просьбой. Тогда Павел Андреевич спросил: “А есть ли у Вас какая-то своя задача?” Я не ожидала такого вопроса и честно ответила, что нет. — “Очень плохо,” -- сказал Павел Андреевич, “надо, чтобы Вам самой было что-то интересно”. Эта реакция была очень характерной для Павла Андреевича. В отличие от многих научных руководителей, его интересовало не то, будет ли решена какая-то из многочисленных интересных ему задач, получен какой-то конкретный результат, принесший бы пользу его работе. Его интересовало прежде всего развитие ученика как исследователя, и здесь он, как обычно, думал не о своей пользе, а о пользе для студента. “Ну хорошо”, — сказал он, “давайте тогда попробуем описать движение вот такого колеса, катящегося по кругу, при условии, что между плоскостью и опирающейся на нее частью колеса действует сухое трение”.

Мне сразу не понравилось, что было непонятно, что дано, а что требуется найти. На мой вопрос Павел Андреевич ответил — а Вы сами подумайте, что здесь интересно найти, и что нужно для этого знать, поставьте задачу. В течение пары дней я быстренько набросала, как мне казалось, решение. Я смело предположила, что вертикальные силы реакции однородно распределены по толщине колеса, написала соответствующие силы сухого трения, и что-то посчитала. Павел Андреевич разгромил мое “решение” в пух и прах. “С чего Вы, Елена, взяли, что эти силы так распределены и туда направлены?”, — спросил он.— “А момент со стороны стержня, действующий на колесо, у Вас где?” И много еще претензий было предъявлено к моему “решению”. Помню чувство разочарования и обиды. Ведь мне казалось -- результат получен, к чему какие-то странные вопросы, обоснования, когда и так понятно, куда там направлены силы. Однако, послушав Павла Андреевича, я была вынуждена согласиться с ним и понять, что не только в математике ничего нельзя делать без строгого обоснования. Павел Андреевич учил нас отдавать себе отчет в каждом шаге моделирования, чтобы мы понимали, что вытекает из фундаментальных законов, что является следствием условий задачи, допустим, ее симметрии, а что является нашим, возможно, неверным или частным предположением о природе действующих сил и моментов или о характере решения. Привычка к этой ответственности, к научной чистоплотности, на мой взгляд, обязательна для каждого исследователя, это необходимое условие ясного и непредвзятого творческого мышления. В дальнейшем наши дискуссии свелись к тому, что мы оба не знали, как писать закон трения Кулона для твердого тела (а не материальной точки), опирающегося на поверхность. Было решено считать, что твердое тело общего вида соприкасается с плоскостью в трех точках, в каждой действует классический закон Кулона, и требовалось написать на основе такой модели практически применимый, возможно, приближенный закон для силы и момента сухого трения в зависимости от трансляционной и угловой скоростей тeла.

С этой задачей связан перелом в моем научном развитии. Никакого более или менее разумного закона мне написать не удалось. Учиться думать, ставить задачу, терпеть неудачу было трудно и болезненно. И все же я считаю, что это было самое благотворное для меня время. В процессе работы я пришла к выводу, что решение уравнений движения для такого твердого тела не всегда существует, а иногда может быть неединственным. Павел Андреевич выслушал меня и сказал: “Такие ситуации бывают. Это -- парадокс Пенлеве”. Лишь позднее я прослушала блестящий курс лекций о сухом трении недавно ушедшего от нас Ле Суан Аня, который рассказывал нам об этих парадоксах и возможных способах их разрешения. Но тогда я столкнулась с ними один на один. Фактически я не добилась с этой задачей никаких видимых успехов. Однако результат был, и очень важный. Мне кажется, что главным результатом работы было даже не более глубокое понимание проблем сухого трения и парадоксов Пенлеве. Главным результатом было осознание того, что процесс познания, попытка творчества и понимания гораздо важнее успеха этой попытки. Я уверена сейчас, что тогда Павел Андреевич нарочно оставил меня сражаться с трудной, возможно, неразрешимой проблемой, нарочно не подстраховал меня простенькой, ясной ему заранее задачей, потому что он видел, что я способна справиться если не с самой задачей, то с психологической ситуацией, и хотел моего развития.
" (Елена Грекова "Павел Андреевич Жилин — мой учитель")

http://teormeh.spbstu.ru/Zhilin_New/Memories.htm

В Америке таких научных руководителей нет. Правдa, наверно, их теперь нигде нет. Может, у гуманитариев есть?
Subscribe

  • dybr

    В Питере нарастает волна эпидемии, я очень боюсь, что, танцы закроют. Тут провакцинировано только 10% населения (а для стадного иммунитета надо 50%),…

  • (no subject)

    Много говорят о версии утечки вируса из Уханского институте вирусологии. При этом никаких новых данных в пользу этой версии нет. Эта версия…

  • (no subject)

    Бачата в Парке Победы вчера

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments