מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:

заглядываю в курс лекций по "философии диалога" Ильи Дворкинa

Я тут краем глаза заглядываю в курс лекций по "философии диалога", которые ведет в интернете Илья Дворкин. Вот какую, по-моему, неплохую формулировку одной из центральных идей того, что он называет "философией диалога", Дворкин предложил в ответ на мой вопрос на форуме курса:

"Для этого попробую дать несколько иную, чем в лекциях формулировку философии диалога. Будем исходить и 3-х тезисов:

А. Реальность, воспринимаемая и изучаемая человеком представляет собой результат отношения воспринимающего и воспринимаемого. (т.с. субъект-объектного отношения). Никакой другой реальности мы не знаем, не видим и не изучаем.

Б. Это отношение должно реализоваться и на объектном уровне как отношения и процессы объектов и на субъектном как отношения и процессы субъектов. Т.е. мы наблюдаем отношения, процессы, взаимодействия, а не сами по себе объекты и мы как наблюдатель должны находится в состоянии отношений, процессов и взаимодействий.

В. Адекватность и определенность наблюдаемого нами мира зависит от связи этих т.с. субъектных процессов и объектных.

Такая формулировка оставляет пока в стороне вопрос о лицах и пр. но зато она ближе к проблематике физики и биологии. На деле оказывается, что IT
[то есть "Я-Ты"] отношение и выражает эту динaмику субъективности."

Дворкин лет 30 назад говорил о том, что еврейская культура и философская традиция уделяет центральное внимание "отношениям" между объектами, а не самим предметам, в этом ее отличие от греческого и европейского взгляда на мир. Например, в статье в легендарном, можно сказать, журнале "Таргум" в 1990 он писал:

"Каждая цивилизация, культура или традиция имеет в основании своем особенные предметы, идеи, проблемы, отражающие ее историческое своеобразие. В частности, это выражается в тех понятиях и словах, которые данная культура выдвигает в центр своего кругозора. Еще более показательно само отношение традиции к словам, к способу употребления понятий в различных ситуациях...
Одним из центральных понятий греческой, а вслед за ней и европейской культуры, является понятие бытия. Проблема бытия – центральная для всех европейских философских систем, а рефлексия бытия – фундамент всех европейских логик. Наука занята изучением "сущего” (объектов)... Более того, само слово “есть” (лат. esse, англ. to be, франц. etre, нем. sein) играет совершенно особую роль во всех индоевропейских языках. В качестве онтологической связки оно формирует основные отношения в предложении.

В иврите прямого аналога слову “есть” не существует. Весь строй еврейской мысли связан с реалиями, отличными от понятий бытия, сущности, объекта, предикации, доказательства и т.д... Для еврейской традиции господствующим принципом является: “Вещей самих по себе не существует, Вещи не имеют собственной сущности. Вещь является не данностью, а, скорее, встречей творческих воль... Рассмотрим начальный фрагмент из «Мишне Торы» Маймонида"


Ну и дальше рассматривается начало книги Мишне-Тора Маймонида, где сказано, что Творец "мамци" (в биньяне hif'il) сущее (нимца), то есть буквально "делает возможным найти". И в этом отличие, так сказать, "быть" в европейских языках oт "быть находимым" в иврите. Ну и в таком духе.

В 90е годы Дворкин развивал эти идеи и много говорил о "герменевтеке логоса vs. герменевтикa текста", в общем, в том же направлении. Потом в 2000е он пришел к "философии диалога", насколько я понимаю, через работы Германа Когена и малоизвестных на западе русских авторов "невельской группы" вроде Матвея Кагана, с другой стороны - Бубера ("Я и ты") и Розенцвейга и Левинаса. Философия диалога оказалась гораздо более интересной и неисследованной нишей, чем Маймонид.

Хотя многие сейчас скажут, наверно, мол, фи, Дворкин то, да это. Но, по-моему, в этом диалогизме есть некая доля сермяжной правды. Ведь действительно человек обладает личным бытием и социальным, и из взаимодействия этих аспектов ("диалога внутри субъекта") проистекают многие важные вещи. Наше мышление и язык (и логика и система когнитивных понятий вообще) заточены под то, что какие-то вещи мы узнаем непосредственно из собственного опыта ("я-оно"), а какие-то из чужого опыта ("я-ты"), и одно должно укладываться с другим. Ведь действительно в языке три грамматических лица ("я-ты-оно"), а не два ("я-оно"). Наличие других "субъектов" помимо "я" позволяет избегать солипсизма, к которому ведет последовательный позитивизм. Поэтому этот диалогический аспект мышления и, так сказать, взгляд на мир, может быть весьма продуктивен, наверно. Ну или просто интересен.
Subscribe

  • (no subject)

    На мой взгляд (это я все про трактат Аркадьева думаю), бесконечность возникает не в языке (с его потенциальной возможностью бесконечной рекурсии) а…

  • (no subject)

    Сформулирую все-таки мнение о трактате Аркадьева. Он заявляет, что сущность человека состоит "в конфликте между языком и доязыковой тенью…

  • (no subject)

    Еще оттуда же (длинное). Влияние аналитической философии и вторичность (например, по отношению к тому же Лакоффу) детектед. Но вот что музыковед…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments