מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:
В американских университетах на отделениях инженерных и прикладных наук профессорско-преподавательский состав (faculty) нанимают на работу из расчета, что те будут получать гранты. То есть, конечно, преподавание тоже важно, но на преподавание лучше взять профессионального преподавателя ("инструктора"). Это и дешевле (инструктор преподает в два раза больше, чем faculty, а зарплату получает в полтора раза меньше, к тому же зачастую преподает лучше). Поэтому, когда берут молодого (ну, лет под 40) faculty на должность ассистента, то главный критерий - есть ли у него потенциал приносить деньги. И в течение шести-семилетнего испытательного срока (tenure track) он должен подтвердить эту способность. Некоторые преуменьшают значение денег в деле выживания на работе. Например, Еся (overscience_mes) мне говорит "ну, вы же не биологи, поэтому больших грантов с тебя не потребуют" Но про то что "не биологи" -- это сомнительный аргумент, на работу на наш факультет как раз и стараются теперь принять био-инженеров или биомедицинских исследователей, а от "небиологов" избавиться как от балласта. (Хотя та же Еся говорит, что если я не приношу грантов, значит, получаю зарплату за счет тех, кто приносит; на самом деле это не так, но вот сказать, что мои аспиранты получают стипендию из общего котла -- уже ближе к правде.)

Во многом это подобно тому, как, например, юридическая фирма нанимает партнера-адвоката и расчитывает, что он принесет свою клиентуру и заказчиков. Университет - удобная крыша для инженера--независимого контрактора. Вы приносите внешние заказы и работаете над ними. Но в то же время у вас есть зарплата, и офис, и инфраструктура, которую дает университет, и возможность расти по карьерной лестнице, и преподавать и иметь учеников. Проблема, конечно, если вы не настоящий инженер, никогда не работали на производстве (вот как я), не хотите и не умеете заниматься контрактами, а расчитываете позаниматься наукой ради науки.

Что касается меня, то я считаюсь трибологом (специалистом по трению), а в трибологии считается, что занимаюсь моделированием. Ну, по крайней мере так считают окружающие, и изменить это (например, сделать так, чтобы тебя считали биомедицинским инженером) довольно трудно, хоть и возможно. Трибология была популярна в 80-е, в 90-е стала сходить на нет; многие трибологи тогда стали переопределять себя как "нано-трибологи", "био-трибологи", даже "dental tribology" (понятно, что зубные врачи и протезы это большие деньги). B наше время финансирования от NSF на трибологию практически и нет, соответствующие программы закрыты. Соответственно, в Америке старые профессора-трибологи уходят на пенсию, а на их место берут молодых специалистов по другим специальностям (ну вот тех же биомедиков или энергетиков-батарейщиков или специалистов по ветроэлектростанциям и т.п.). Хотя бывают разные многочисленные исключения, это не железное правило. В Европе и Азии, где система более медлительная, чем в Америке, трибология пока есть.

Почему же я сюда попал в 2008/2009 году? Это во многом завязано на личность Майка Ловелла, который в 2008-2010 был здесь молодым деканом, будучи трибологом по специальности, и сделал головокружительную административную карьеру. Ловелл - удивительный человек -- спортивный, энергичный, открытый и дружелюбный со всеми, он заражает людей своим энтузиазмом, оптимизмом и дружелюбием. Светлый человек. Я с ним не был особенно знаком (он знал какие-то мои статьи, пару раз я его видел на конференциях по трибологии). Майк обладает даром убеждения, понимает обстановку, хорошо говорит и внушает доверие. Причем не по методу Остапа Бендара и не гипнозом, а все по-честному. Майк может прийти в офис к директору крупного предприятия или к сенатору или к мэру и выйти оттуда с несколькими миллионами долларов и подписаным договором о сотрудничестве. Вы так умеете? Я -- нет, но, похоже, это самое важное для карьеры умение. Майк организует пропозал на казалось бы непроходную программу (что-то там про сотрудничество с исторически черными колледжами в написании патентов) и получает деньги.

И вот в том году, когда наш факультет взял нового декана (т.е. в 2008), было также принято стратегическое решение расширять инженерный факультет. Почему? Потому что политическое руководство и администрация видели, что федеральное финансирование сокращается, единственный способ принести инвестиции и придать развитие нашей части штата - то, что по-русски называют "инновациями". Было принято решение в дополнение к 60 профессорам в колледже инженерных и прикладных наук нанять 20 новых в 2009 году и еще по десять в 2010 и 2011, доведя численность до ста. Из этого решения осуществлена была только первая часть (20 в 2009). Предполагалось, что молодые профессора, специалисты по модным темам, во-первых, принесут внешние деньги в виде грантов. Во-вторых, здесь создастся критическая масса исследователей по приоритетным направлениям, и это станет заметно на федеральном уровне, удастся перенаправить какие-то денежные потоки. В-третьих, профессора будут помогать местной индустрии (весьма консервативной и традиционной), в результате она модернизируется, и всем профит. Ну, а Ловелл просто всех очаровал наличием видения перспектив, энергией, молодостью и доброжелательностью.

Среди тех 21 профессоров, принятых в 2009, было три триболога, включая вашего покорного слугу. Я был после 8 лет постдоков, с десятками цитируемых публикаций. Остальные два были молодые сразу после PhD. Из них один (американец) был докторантом самого Ловелла из Питсбурга, а второй был африканцем, тоже учившимся в Питсбургe, из группы (руководимой профессором афро-американцем), с которой Ловелл там дружил. Меня Ловелл очень ценил, говорил, что с моими достижениями проблем с теньюром у меня не может быть, что я один из самых известных трибологов в США, мол, он знает, что говорит. Что вчетвером с ним, и с двумя заслуженными профессорами (которые давно в этом университете работали) мы создадим самую сильную в США группу по трибологии и будем заметны на мировом уровне. Причем это была не лесть, Ловелл это ДЕЙСТВИТЕЛьНО имел в виду. Русский коллега И. (тоже аспирант Ловелла, но не триболог) рассказывал, что Ловелл восторженно говорил ему про меня: "Мы собираемся нанять Н-ского! Ты его знаешь? Он тоже из России, очень знаменитый!". Очевидно, это же он говорил и людям, которые принимают решение о приеме на работу (декан сам не решает этого). Естественно, я в 2008 подумал, что раз меня здесь так любят и ценят, и намечается такая интересная движуха, то я с удовольствием пойду сюда работать с Ловеллом.

То есть для начальства на тот момент я отнюдь не выглядел как какой-то человек, занимающийся тупиковыми темами в области, которая имеет нулевые шансы получить гранты. Отнюдь! Я выглядел как молодой человек с кучей престижных публикаций; сейчас Ловелл, благодаря харизме и энергии, организует тут лучший в Америке центр по трибологии, слух о нас пройдет по планете, и федеральные деньги потекут рекой. Мы (Ловелл, те два заслуженных профессора, три новых триболога, еще несколько постдоков) организовали ежемесячный семинар по трибологии. На него стали ходить люди, потому что сам Ловелл его курирует!

А дальше произошло вот что. В 2010 году канцлер (ректор) всего университета ушел в отставку на другую работу. Большие люди, старцы в столице штата, стали думать, кому поручить милуокский университет, чья твердая рука поведет его от кризисов к совершениям? И дошел до больших людей слух, что есть там совсем молодой (42 года) удивительнo энергичный и умный декан инженерного отделения. Который считает, что за инженерами -- будущее, умеет сплачивать вокруг себя людей, обладает видением развития и, главное, может удивительно успешно выбивать деньги для университета! И назначили Ловелла сначала и.о. канцлера, а затем и постоянным канцлером. Ну, а от канцлера до рядового ассистента дистанция слишком большая; за четыре следующих года я его видел из близи пару раз и максимум перекинулся одной-двумя репликами, где уж тут обсуждать работу... Произошли и другие неприятные политические перемены. Висконсин традиционно считался "прогрессивным" штатом, уделяющим приоритетное внимание общественному образованию ("висконсинская идея"), но в 2010 году пришли к власти республиканцы и стали систематически сокращать финансирование университета, полагая его бастионом либералов. Враждебнoсть консерваторов относилась к профессорам-гуманитариям, против инженеров и инноваций республиканцы ничего не имели. Но университет - единое целое, и когда сокращают финансирование, сокращают его всем. От обещаний 2008 года довести численность профессоров до ста пришлось отказаться, да и сохранить 80 не удалось, численность упала обратно до 65. Пошли разговоры о том, что иметь здесь research university вообще не по карману, и хотя против развития инженерного отделения и исследований на нем как раз никто не возражает, но сокращают-то всех! А в 2014 Ловелл неожиданно объявил, что принял предложение соседнего частного католического университета стать президентом их университета, поэтому уходит в отставку с позиции нашего канцлера. Это финал наших великих планов.

Мировым центром трибологии мы не стали, триболог-американец (бывший аспирант Ловелла) перешел профессором обратно в Питтсбург, африканец почти ничего не опубликовал и грантов не получил, я много чего опубликовал, но существенных грантов не получил. На ежемесячный семинар по трибологии народ перестал ходить, и он закрылся. А я обнаружил себя в ситуации, когда я никому не нужен, раз денег не приношу. Короче, наша здесь работа имела смысл, пока был Ловелл, а без него почва под ногами стала немного колебаться. И хотя в моем случае вроде бы все закончилось благополучно, но история эта поучительна.

Мы как-то спорили тут с Есей, можно ли выжить на работе и преуспеть, не имея старшего ментора / покровителя или попросту кого-то, кто тебя ценит и заинтересован в тебе. Я-то говорил, что очень трудно.:)
Tags: job search
Subscribe

  • (no subject)

    В Москве вводят ограничения, боюсь, как бы то же самое не произошло в Питере. Тогда танцы-концерты накроются. Тут только 10% привитых, допустим 25%…

  • dybr

    В Питере нарастает волна эпидемии, я очень боюсь, что, танцы закроют. Тут провакцинировано только 10% населения (а для стадного иммунитета надо 50%),…

  • (no subject)

    Много говорят о версии утечки вируса из Уханского институте вирусологии. При этом никаких новых данных в пользу этой версии нет. Эта версия…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • (no subject)

    В Москве вводят ограничения, боюсь, как бы то же самое не произошло в Питере. Тогда танцы-концерты накроются. Тут только 10% привитых, допустим 25%…

  • dybr

    В Питере нарастает волна эпидемии, я очень боюсь, что, танцы закроют. Тут провакцинировано только 10% населения (а для стадного иммунитета надо 50%),…

  • (no subject)

    Много говорят о версии утечки вируса из Уханского институте вирусологии. При этом никаких новых данных в пользу этой версии нет. Эта версия…