מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:
В наше время, чтобы что-нибудь посчитать, от колебаний в какой-нибудь машине до столкновения галактик, используют какой-нибудь пакет програмного обеспечения. А лет 30 назад, во времена нашей юности, этого не было. И чтобы посчитать что бы то ни было (а это нужно постоянно на каждом шагу) реально считали. Записывали уравнения, искали решения, упрощали. Был целый пласт людей, работавших, скажем, в конструкторских бюро, в отраслевых институтах, в проектных организациях, в ВУЗах, в академических институтах, которые профессионально занимались расчетами и с этого жили. Люди, которые каждый день брали интегралы по таблицам, искали собственные значения операторов, разлагали матрицы, оценивали число степеней свободы, придумывали мeханические модели, записывали и решали.

Если это делать каждый день, а не раз в десять лет, то вы дружите с таблицей интегралов, помните, где там нули у функции Бесселя, что означают комплексные моды колебаний, что бывает при кратных корнях, как решать уравнение Вaльтерра и задачу Штурма-Лиувилля, что означает кососимматричная часть тензора деформации, как устойчивость корней кубического уравнения зависит от его коэффициeнтов и прочие такие штучки. То есть были тысячи людей, которые этим жили, думали об этом каждый день на протяжeнии многих лет и были профессионалами.

В наше время такие расчеты в рамках инженерной специальности никому не нужны, точнее, встречаются редко, и люди, которые помнят как это делать, остались разве на отделениях математики и теоретической физики. Таких людей гораздо меньше, чем инженеров. На типичной кафедре Mechanical Engineering почти никто ничем подобным, т.е. собственно механикой, не занимается, зато занимаются исследованиями в самых разных направлениях, от бизнеса до медицины.

Наверно, это банальность. Но это, во многом, объясняет, почему механика как научная специальность, про которую в конце 80-х говорили, что она всегда будет востребована, как-то... исчезла. С одной стороны, на механиков наступают химики и биологи, которые говорят, что наукой является только экспериментальная наука. По-английски science - это "природоведение". В любой статье, по их понятиям, должна быть экспериментальная секция, секция "приборы и материалы". A наука должна потреблять деньги (чем больше денег, тем круче наука). B статье должно быть десять соавторов, и хорошая статья -- та, что цитируется в первые два года после публикации. С другой стороны - физики и математики говорят механикам, что на теоретиков механики никак не тянут. Настоящие теоретики должны витать в абстрактных высотах какой-нибудь там алгебраической геометрии, а считать собственные числа матрицы это не то, что требует интеллектуальных усилий. В результате механики оказываются между стульев.

По идее, то же должно было бы произойти не только с механиками, но и, например, с инженерами-физиками или прикладными физиками. Но инженеры-физики как-то больше занимаются экспериментами, чем расчетами. А механики экспериментами в механике занимаются мало, экспериментальной механики не существует (есть профессия физик-экспериментатор, но не механик-эксперимeнтатор).
Tags: mechanics
Subscribe

  • (no subject)

    Если в офис стучится кто-то, рассуждающий про то, что у меня недостаточно грантов, нужно его встречать приветствием: - Деньги принес? - ...??? - Ну,…

  • (no subject)

    Ничо так? На шкафу у меня над книгами по нанотехнологии и трибологии - алтарь Элегуа. 21 каждого месяца - его день.

  • (no subject)

    NSF прислало анонимный опросник с вопросами о том, как я оценимаю их процесс рецензирования и присуждения грантов. Как обычно, ничего по существу…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments