מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:

Несколько отрывков о ребе Исроэле из Ружина

Несколько отрывков о ребе Исроэле из Ружина (это выписываю, потому что готовлюсь к самбатионовской поездке по маршруту Садгора-Чортков-Золотой-Поток-Меджибож-Львов):

"Pассказывают, что однажды рабби Исроэл, приехав во Львов, нанес визит местному раввину Якову Оренштейну, прославленному талмудисту. Раввин ожидал от посетителя обычных при таких визитах ученых вопросов; но вместо этого рабби Исроэл предложил ему совершенно обывательский вопрос: каким материалом кроют крыши во Львове? Раввин ответил: железным листом. «Почему же железным листом?» – вновь спросил посетитель. – «Потому что это больше предохраняет от пожаров», – был ответ. «Но ведь для этого можно было бы крыть черепицею», – возразил рабби Исроэл. На этом необычный для духовных особ разговор окончился, и рабби Исроэл удалился. После его ухода раввин воскликнул: «И это человек, волнующий хасидский мир и окруженный благоговением тысяч почитателей!» В это время во Львове гостил один цадик, рабби Мендл Премышленский. Услышав об инциденте в доме раввина, он сказал: «Ученый раввин не понял ружинского цадика. Последний спросил символически о крышах, подразумевая под ними духовных пастырей, которые своей праведностью должны защищать город, как крыши защищают дом. У такого пастыря сердце должно быть нежно и чувствительно, как хрупкая черепица, – так почему же он, раввин, тверд как железо?!»

Известный впоследствии раввин-мистик Хаим Сандецкий съездил на поклон в Садагору, и, когда его спросили, зачем он едет к неучу, он будто бы ответил: «Почему Храм Иерусалимский был построен не на горе Сион, а на холме Мория? Потому что на этом холме праотец Ицхак готов был принести себя в жертву Б-гу. Могу свидетельствовать, что и ружинский цадик во всякое время готов принести себя в жертву во имя Б-га».

Изгнание осенило рабби Исроэла ореолом мученичества, который едва ли шел к этому лицу духовного сановника, избалованного жизнью и только на короткое время попавшего в неприятную историю. Он как бы пострадал за пропаганду хасидизма – и это привлекало к нему сердца и в старом, и в новом его отечестве.

Недолго суждено было ему жить в этом новом отечестве. В день Рош а-Шона (в сентябре 1850 года) он сказал окружающим, что в трубных звуках в синагоге ему послышались звуки мессианского рога, возвещающие его близкую кончину; здесь, может быть, был намек на его собственную миссию, которая не осуществилась вследствие греховности поколения. Через месяц, 3 хешвана 5611 года рабби Исроэл скончался в Садагоре. Перед смертью он ухватил пальцами один волос на голове и сказал: «Владыка мира! Тебе известно, что я не насладился земною жизнью даже на один волос». В этом восклицании, может быть, вылилась исповедь человека, который среди внешнего блеска и шума все-таки не изведал душевного счастья – который гнался за счастьем и не нашел его.

«В отношении раввина Фридмана, Генерал-Аудиториат <...> не только не нашел основания к обвинению его в разрешении убийства доносчиков, но не может подозревать его в том, потому что оговоривший его убийца Гутерман сам никакого сношения с ним не имел, а показал на него по словам старшин, подговоривших на убийство, которые могли сказать ему это ложно, для большего убеждения к совершению убийства, что, однако ж, сами они опровергают, отзываясь также, что с Фридманом никакого сношения не имели. Да и по исследованию открыто, что Фридман во время происходивших между старшинами совещаний о том ни в городе Новоушице, ни в окрестностях оного не был, а проезжал по Ушицкому уезду к Бессарабии, после уже совершения убийства. Хотя же, сверх того, в отзывах президента Галиции вводилось на Фридмана подозрение в распространении между Галицейскими Евреями Хасидинской секты и в денежном сборе там в пользу его; но первое по делу не приведено в надлежащую известность, а последнее опровергнуто произведенным на местах жительства его разысканием <...> По сему Генерал-аудиториат, не видя никакого основательного повода к обвинению Фридмана, полагал: освободить его от всякой ответственности, оставить на прежнем жительстве, обратив только на действия его надзор местной полиции».

После смерти Исроэла в 1851 году сан цадика в Садагоре перешел к его сыну Шолому-Йосефу; но последний, человек очень болезненный, прожил недолго: он умер еще в том же году в Лейпциге, куда приехал лечиться. На садагорский «престол» вступил брат его, вышеупомянутый рабби Авроом-Яаков (Аврум-Екуню) и занимал его около тридцати лет – до своей смерти в 1883 году.

К совершенно другому типу цадиков принадлежал брат его, рабби Довид-Моше, живший сначала в родовом имении садагорцев, Патоке, а в 1870 году поселившийся в галицийском городе Чорткове. Этот основатель чортковской ветви садагорской династии менее всего был одарен организаторским талантом отца и брата. Это был слабовольный, смиренный и добродушный человек, некоторыми чертами напоминавший своего прадеда Авроома Малаха. Рабби Авроом-Яаков говорил про него: «Я еще не видал такого святого еврея». Когда рабби Исроэлу Ружинскому доложили, что у него родился этот сын, он будто бы пророчески сказал (впрочем, довольно избитую среди хасидов фразу): «Я низвел на землю душу, которая приблизит еврейские сердца к небесному Отцу».


Самуил Городецкий САДАГОРСКАЯ ДИНАСТИЯ «Еврейская старина», 1909 год
Subscribe

  • (no subject)

    На здешних латинских танцевальных вечеринках нехватает партнерш. Мне, по крайней мере. Среди латиносов больше мужиков. Причем не то, чтобы девушек…

  • (no subject)

    Хотел написать про сальсу, но неожиданно отвлекся на фейсбук, который почему то решил, что мой аккаунт стал подозрителен и удалил его.

  • (no subject)

    Если в офис стучится кто-то, рассуждающий про то, что у меня недостаточно грантов, нужно его встречать приветствием: - Деньги принес? - ...??? - Ну,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments