May 30th, 2004

Эмден, Эйбешец и современные еврейские конфликты

По следам разговора с nexamka ставлю отрывок из своей статьи про Якова Эмдена и Йонатана Эйбешеца.

Непосредственное отношение к спору Эмдена с Эйбешецем имеют его взгляды на роль мессии. По замечанию Йегуды Либеса, для Эмдена саббатианство не было просто вздорным ложным учением. В нем содержался определенный элемент истины, действительный потенциал для прихода мессии, который саббатианцы использовали не по назначению. Либес, исходя из сочинений Эмдена, пришел к выводу, что тот считал своего отца хахама Цви, свою семью и себя «потенциальными Мессиями» и надеялся, что из его потомков выйдет Мессия-«змей сын скорпиона». Интересно, что, в отличие от саббатианцев, которых он подвергал уничтожительной критике, Эмден весьма благожелательно отзывался об основателе христианства, считая, что тот стремился лишь распространить знание о «семи законах Ноя» среди неевреев. Эмден, в отличие от Эйбешеца, предполагал поселиться в Святой Земле (среди саббатианцев существовало мнение, что в эпоху галута Шехина – божественное присутствие – пребывает во всех странах, кроме святой земли) и призывал к этому других, он надеялся, что его потомки будут там жить.

Необычными были и некоторые другие взгляды Эмдена, например, уже упоминавшееся его оправдание многоженства; он полагал, что раввин XI века Гершом бен Йегуда, запретивший многоженство, шел на поводу у христиан.
Collapse )Разрозненные группы саббатианцев в Западной Европе объединялись не столько верой в мессианство Шабатая Цви, сколько оппозицей к официальному раввинскому руководству и, как следствие, к официальной идеологии. Если на протяжении XVIII века оппозиционной теологией, питавшей подобные группы, могла служить саббатианская каббала, то в начале XIX века это уже не было так. Те же либерально настроенные вольнодумцы, которые надеялись найти ответы на насущные вопросы жизни еврейской общины в «запрещенной» каббале, стали основателями реформистского иудаизма, не подчиненного ортодоксальным раввинам, и обретшего организационные рамки в Германии в начале XIX в. Разумеется, между саббатианской и реформистской теологией мало общего, за исключением идеи, что Письменная Тора не является неизменной: если некоторые саббатианцы полагали Тору разводным письмом между Богом и народом Израиля, которое будет заменено новым брачным договором – Кораном и исламом, то реформисты верили в изменение Торы вслед за развитием общества.
Collapse )
К этому можно добавить, что рав Калишер в нескольких работах ссылается на Якова Эмдена для обоснования своего мнения. В вопросе о возможности приношения пасхальной жертвы на Храмовой Горе в Иерусалиме после разрушения Храма он опирается на респонс Эмдена (Шээлат Йавэц 1:89), который первым обратил внимание, что в эпоху Мишны такие жертвоприношения имели место. Калишер полагал, что нежелание евреев стран диаспоры возвращаться на историческую родину было причиной того, что евреи подвергались череде изгнаний уже из этих стран. Он приводит слова Эмдена о том, что отказ от заселения Страны Израиля вел к изгнанию и бедам.

Collapse )