March 9th, 2005

интернационалист

Сегодня встречал ребенка Марка-Мордехая из бухарской ешивы/Квинс-гимназии. В ешиве кроме бухарцев учатся дети израильтян (как мне сказали -- нелегалов). Шел снег, автобус задерживался. Стоял я на перекрестке, рядом три тетки-бухарки, все мерзли, ждали автобуса. Вдруг вижу, мз стоящей напротив машины какой-то мужик, как мне показалось, араб или мексиканец, делает мне знаки, мол, подойди сюда. Я неохотно приближаюсь, думаю, хочет наверно спросить, как проехать куда-то. Он говорит по-английски: "Ты ждешь автобус из гимназии? Я тоже. Садись в машину, чтобы не стоять под снегом". Сажусь, внутри музыка "Мизрахи". Спрашиваю на иврите (все дальнейшие разговоры на иврите), "Ты израильтянин?" -- "Да" -- "Хорошо. Я не израильтянин, я русский, просто говорю на иврите" -- "Это для меня не важно, человек русский, не русский, я ко всем людям хорошо отношусь главное, чтобы были евреями".

Ну и ну, думаю, тоже мне, интернационалист нашелся, из серии "Дружба народов -- это когда азербайджанцы и грузины, все вместе дружно идут бить армян". Что я свободно говорю на иврите, не вызвало ни малейших вопросов. Потрепались немного, он сказал, что родился в Израиле (откуда его родители я постеснялся спросить), сказал, что в Израиле тяжело жить ("Так жить везде тяжело" -- "Не, я знаю что говорю, я там вырос, служил в армии, там жить тяжело") - это он так оправдывался за ериду. Ну и подобный треп.