November 15th, 2005

офигеть

>«Рошнои»: свет науки и традиции

Collapse )

Впервые я соприкоснулся с бухарско-еврейской культурой в 1992 году, когда мне, в то время петербургскому студенту, довелосьCollapse )Но на мой взгляд, и я не устаю это повторять, значение центра «Рошнои», его публикаций и деятельности далеко выходит за рамки собственно бухарско-еврейской общины. Мне иногда приходится слышать критику, дескать, научная и культурная работа, которую осуществляют бухарские евреи в Нью-Йорке – любительская и не всегда соответствует академическим стандартам (как будто все доклады на академических конференциях и все публикации, подготавливаемые в университетах и «официальных» институтах всегда на высоком уровне!). Однако ведь речь идет о работе, выполняемой энтузиастами, почти без всякого финансирования, людьми, вкладывающими душу в свое дело! И им часто удается сделать то, что в других условиях делали бы годами целые научные отделы и институты.

В 1970-1980е годы Бухара и Самарканд были практически единственными в СССР местами, где сохранялась традиция еврейской учености. Русские евреи, желавшие учиться Торе, Талмуду и традициям своего народа, приезжали в Среднюю Азию и перенимали знания у местных раввинов и мудрецов. Я считатю, что и сегодня в американской эмиграции русским евреям есть чему поучиться у бухарских собратьев. Ведь нет здесь у русских евреев ничего, подобного центру «Рошнои», занимающумуся изучением еврейской истории. Нет русско-еврейских музеев, не издаются книги по русско-еврейской истории, не объединяются интеллектуалы вокруг изучения и преподавания истории и культуры своей общины, как это происходит у бухарских евреев. Именно в этом, на мой взгляд, и состоит подлинное значение деятельности «Рошнои» и подобных структур, работа которых важна не только для своей общины, но и для всего еврейства и, в конечном итоге, для общечеловеческой культуры в целом.


(Написано для бухарско-еврейского журнала)