April 26th, 2007

Навеяно прослушанной по NPR передачей про феминизм.

Я в принципе за то, что бы на рaбочих местах было примерно поровнy мужчин и женщин, и полагаю, что это создает более здоровую атмосферу и должно быть целью работодателей.

Однако, на практике я вижу следующее. Среди постдоков женщин меньще 5%. Среди рядовых постоянных сотрудников (а в ун-тах - профессоров) - процентов 20%. Среди начальников примерно половина.

Я думаю, если женщины будут легко получать высокооплачиваемую работу, а мужья оставаться безработными, то это в целом по женщинам же ударит сильнее, чем по мужчинам.

(no subject)

Многие люди в опрделенных ситуациях очень по-разному говорят об одних и тех же вещах, в зависимости от того, говорят они по-английски или по-русски. Особенно это касается разговоров про отношения и эмоции. Это и не удивительно, в английском употребительны многие понятия, которые для россиянина непривычны, и, наоборот, многие идеи, нам привычные, звучат по-английски странно. О некоторых вещах принято по-английски говорить эвфемистично, некоторые устойчивые выражения (и стоящие за ними идеи) вошли в привычку, но странно выглядят в русском переводе.

Более крайняя форма этого явления, говорят, известна этнографам. У некоторых малых народов считается нормальным говорить неправдy по-русски, но позорно врать на своем языке. Та же привычка к эвфемизмам, просто доведенная до крайности.

(no subject)

Постоянно говорят о глобальном потеплении и катастрофах, к которым оно может привести лет уже через 20. Но ведь понятно, что сократить промышленную деятельность людей практически невозможно (да и неизвестно, она ли привела к потеплению, или естесственные геологические причны). Единственный способ понизить температуру Земли и предотвратить катастрофы состоит в том, чтобы запустить на орбиту какое-то количство зеркал-экранов, которые заслонили бы часть солнечного света. Это гораздо реальнее, чем отказаться от поездов, самолетов, автомобилей и электричества. Почему такой план никто даже и не предлагает всерьез?