September 14th, 2008

продолжаем ожидать предложения с разных концов света

Из Беер-Шевы просят прислать список шести рекомендателей, три из Израиля, три из Америки. Три в Америке у меня есть, в Израиле с ходу приходят в голову два (если с тенурой), но я что-нибудь придумаю. Неудобно просить у людей из Ариэля рекомендации в Беер-Шеву, поскольку про Ариэль тоже был разговор (ни во что не вылившийся, но и не прекращенный). Но придется. После этого (если рекомендации положительные) кафедральный комитет должен принять положительное решение в конце наября. После этого решение утверждается деканом и ректором, но это формальность. Так примерно мне объяснено в сегодняшнем e-mail. Ну и как будем поступать?
Collapse )

(no subject)

По данным ФЕОР, среди пассажиров самолета, совершавшего перелет из Москвы в Пермь, находились четыре еврейские семьи.
В воскресенье в Пермь вылетела делегация ФЕОР - проследить, чтобы тела евреев, погибших в авиакатастрофе, были преданы земле в соответствии с еврейскими традициями.


Евреев в России днем с огнем не сыщещь, но почему-то когда случается какая-нибуль катастрофа или теракт, среди случайных жертв обязательно оказываются израильтяне или евреи. Насколько помню, так были и при террактах на Норд-Осте, и при взрыве домов в Москве, не говоря уж о подбитом над Черном морем рейсе Тель-Авив-Новосибирск, или при взрыве на Тверской и др.

Толкование снов и игра в города

В недавней заметке «Толкование снов и туземная семиотика в Талмуде» я рассказывал о том, что, с точки зрения некоторых мудрецов Талмуда, сон - это текст, который должен быть расшифрован, подобно письму, которое должно быть прочитано. Причем зачастую речь идет не просто о последовательности невербальных символов, а именно о тексте на конкретном языке, на иврите. Текст сновидения, однако, записан необычным образом, подобно ребусу. Например, слово «пиль» («слон») намекает на похоже звучащее «пэлэ» («чудо»), поэтому образ слона выступает своеобразной гетерограммой или иероглифом, обозначающим слово пэлэ. Другие примеры из трактата Бэрахот в Талмуде можно найти по ссылки. Я отстаивал идею о том, что даже такие нетекстовые символы, как сновидение, служащие в других культурах примером случайного и бессознательного, все равно интерпретируются еврейскими мудрецами как древнееврейский текст. Поскольку вся наша идентификация строится вокруг святого языка и текстов на нем.

Редактор бухарско-еврейской газеты в Нью-Йорке, Рафаил Некталов, который перепечатал эту заметку, спросил меня: «А почему ты не использовал бухарско-еврейский материал?» «А какой есть бухарско-еврейский материал на эту тему?» - поинтересовался я. В ответ Рафаил познакомил меня с немолодым человеком, Амнуном Хефецем (Хафизовым), потомком аристократического клана самаркандских Калoнтаровых. Амнун Хефец мечтает открыть передвижную бухарско-еврейскую музейную выставку. Фамилия «Хефец» (в сефардском произношении - Хефес) звучит необычно для бухарских евреев, однако ее приняли предки Амнуна. Рав Давид Хефец был одним из первых бухарских евреев, поселившихся в Иерусалиме. В Иерусалиме он издал и свою книгу, представляющую толкованию изречений мудрецов. В конце 19 века бухарские евреи в Иерусалиме начали активную книгоиздательскую деятельность. Книги доставлялись подписчикам в Средней Азии и там распространялись, благодаря чему живущим в Иерусалиме бухарские авторы могли получить средства на пропитание. В предисловии к трактату «Биркат ха-Илонот», рав Давид Хефец писал:



«Благодарен я Всевышнему всем сердцем, за то благо, которое он совершил мне, по милости своей великой не покинув меня. И взял меня из страны отчей Бухары и в Святой Земле поселил. И в течение всего путешествия дрительностью шесть месяцев охранял меня. И прибыл я с миром в Град Мира, я и жена и дети мои, да будут они здоровы. И основал я жилище свое в Святом Граде, Граде Господне, чего до меня никто не делал из страны моей. И я первый из Бухарского эмирата, кто прибыл жить в Святую Землю.» (Мой перевод из книги Менаше Харэля-Бабаевa).



Collapse )
Книга «Биркат ха-Иланот» рава Давида Меламеда Хефеца, выпущенная в память о его алие в Святую Землю в 1871 году, с посвящением на титульном листе его детям Исраэлю, Йехиэлю, и Иммануэль Циону а также доброму помошнику Йосефу сыну Якова Шохету Самарканди.Collapse )