March 21st, 2009

(no subject)

Интересно бы разобраться подробнее с идеологические гонениями на науку в СССР 1930-начала 50ых. Про гонения на физический идеализм и физиков (преследования Я. Френкеля, Л. Мандельштама и др.) много писал Горелик, и скорее эта кампания выглядит в русле антисемитских акций эпохи дела врачей.

Гонения на кибернетику, как мне кажется, в значительной степени обусловлены завышенными амбициями "кибернетики". На сегодня (60 лет спустя) мало где кибернетику признают за самостоятельную науку, это слово больше ассоциируется с интернетом и виртуальной реальностью (кибер-кафе, кибер-пространство, киберчейз и т.п.). Я кончил кафедру "Механики и процессов управления" и (хоть это и не моя специализация) слушал несколько курсов по математической теории управления, слушал я и курс Control Engineering в США, никто про "кибернетику" как науку об управлении почти и не вспоминает. (Правда, был в Политехе "Факультет технической кибернетики", но, несмотря на название, кибернетику там не изучали) Видимо, в распространении представлений о гонениях на кибернетику сыграла роль и пропаганда кибернетики в СССР в 60-е гг. руководителями электронной индустрии, которые хотели привлечь внимание и ресурсы к ЭВМ. По крайней мере, мне не приходят в голову имена ученых, пострадавших за научные работы по кибернетике.

С генетикой и Лысенко, наверно, самая непонятная ситуация. Почему относительно безобидное и вполне классическое по своим методам направление естественнонаучных исследований оказалось на какое-то время в непримиримом противоречии с методологией диалектического материализма? Никакой мистики, ничего оккультного, никакого мессианства, делали свои опыты с пробирками, ничего анти-марксистского. Было ли дело в идеологии или просто в научных интригах, для которых идеология была ширмой?

Впечатление такое, что схема тут была задана марризмом и идеологическими конфликтами вокруг учения и наследия Н.Я Марра в гуманитарных науках. А потом как-то перекинулось на естественные науки.