December 16th, 2011

(no subject)

В связи с обсуждением статистики выборов , подумал, что признаки паранауки, о которой говорил в середине ХХ века И. Лэнгмюр, в наше время сильно отличаются. Три примера:

1) Использование статистики для "проверки" честности выборов. После любых выборов в любой стране начинаются разговоры, что статистика "неопровержимо доказывает", что имели место нарушения. И... ничего конкретного. Kонкретные обвинения никогда не формулируются, все проходит по касательной мимо кассы. Collapse )

2) Коды в Торе. Очень похожая область, когда в результате статистического анализа текста Библии (лучше - древнееврейского Пятикнижья, т.е. Торы) делается вывод о том, что там сокрыты послания об исторических событиях более поздних времен. например, об убийстве главы правительства Израиля в cep. 90-х.Collapse )

3) Использование ДНК-генеалогии (маркеров ДНК) для проверки религиозных и исторических мифов. Это совершенно потрясающая область, потому что на сегодня она не имеет статуса паранауки. Еще раз: на сегодня она имеет все формальные признаки настоящей науки. Работы о генеалогии мифологических персонажей (вроде брата пророка Моисея жреца Аарона) публикуются в Nature. Collapse )

Все эти примеры совсем другого рода, чем те, о которых писал Лэнгмюр, вроде митогенетических лучей и N-лучей. В современных исследованиях трюк выполняется путем подмены системы понятий на стыке разных наук, а исследование не экспериментальное, а статистичекое.

(no subject)

Кто знает (без Гугла), откуда цитата?

"Итак, к нему в руки попал научный журнал, издаваемый британским геологическим обществом. Напечатана там статья известного профессора из Кембриджа, излагавшая новую потрясающую теорию процессов эрозии. Некоторые положения, легшие в основу исследования, над которым работал Михаэль, были опровергнуты с помощью блистательных доводов.
– Великолепно, – сказала я. – Вперед, Михаэль Гонен. Покажи-ка этому англичанину. Дай ему бой. Уничтожь его. Ни за что не сдавайся.
– Я не могу, – ответил Михаэль смущенно. – Вне всякого сомнения, он прав. Я убедился.

Как большинство гуманитариев, я всегда считала, любые факты готовы подчиниться их толкователю а толкователь – это напористый, остроумный человек, во власти которого покорить и взнуздать голый факт, заставив его служить себе, навязав ему свою волю. Главное – это твердая мужская воля. Я сказала:

– Ты сдаешься без боя, Михаэль. Я хотела бы видеть тебя сражающимся и побеждающим. Я бы тобой очень гордилась.
Михаэль улыбнулся. Не ответил. Если бы я была Яиром, он бы постарался мне ответить. Я обидела и поддела его:
– Бедняжка. Теперь тебе придется сжечь все свои работы и начать все сначала.

Collapse )