May 16th, 2012

(no subject)

А вот интересно. В 2008 году много писали о том, что Россия предоставляет свое гражданство практически всем желающим гражданам Южной Осетии (а также Абхазии и отчасти Крыма). Пруфлинк: "Как известно, в Абхазии и Южной Осетии, являющихся частями соседнего государства, российское гражданство в 90-е годы давалось практически всему негрузинскому населению."

В рамках каких правовых процедур это производилось? Идет ли речь о том, что жители этих регионов получали гражданство на общих основаниях (например, благодаря наличию российских родственников) или жe были какие-то специфические разделы закона о гражданстве применительно только к этим республикам?

(no subject)

В обсуждении последних событий в России (включая дело Ефимова, дело Пусси-Раёт и разгон митингов) почему-то почти не звучит, казалось бы, очевидный аргумент: свобода слова, свобода собраний и манифестаций.

Ведь эти свободы конституционные и они фундаментальны и неотъемлемы. А все остальные соображения тоже важны, но второстепенны: мешает ли митинг движению и жильцам, оскорбляет ли кого-то постинг или монтаж на ютубе. То есть совершенно очевидно, что желание народа или его части митинговать может прийти в противоречие с интересами жителей соседних домов. Но все же это их конституционное право. Если начать расширительно трактовать удобство жителей, то очень легко впасть в нарушение Конституции. А это гораздо опаснее, чем создать неудобство жильцам.

Аналогично, в постингах в интернете нельзя оскорблять кого-либо, ругаться матом, или разжигать. Но ведь обычно за это никого не привлекают, именно потому, что принцип свободы слова важнее, и преследовать за обсценную лексику или за оскорбления можно лишь в том случае, когда есть абсолютно явные признаки правонарушения. А иначе можно нарушить конституцию, что гораздо опаснее. Конституция есть конституция, право на свободу собраний и слова там записано, дальше уж дело властей и общества его осуществить.

И вот я удивляюсь, почему не звучит этот очевидный аргумент: они просто используют свое конституционное право, и остальное их не касается. Вместо этого обсуждают, довольны ли верующие, все ли жильцы Чистых прудов несогласны с пикетами, или несогласные -- подставные, чище стало или грязнее, согласны ли верующие с постингом Ефимова, дура Толоконникова или умная, оскорбительно ли слово отродье, и так далее.