March 17th, 2013

Шалом Сабар


Лекция Шалома Сабара (с которым мы 20 лет назад ездили в Среднюю Азию, с Дворкиным, Бышевской и др. хорошими людьми) про Рембрандта нам понравилась. Кстати, родной язык Шалома Сабара - арамейский, он из курдистанских евреев, родился в Курдистане. Сабар поминал книжку Леонида Пастернака о еврейских мотивах у Рембрадта, показывал интересные слайды. Как всегда, "Акеда", как всегда - Эснога, амстердамская синагога. Де Фонсека, первый раввин в Ресифии. Менаше бен Исраэль, прославленный раввин из Амстердама. Все замечательно. Eврейские буквы на картинах, таких как "Иуда возвращает 30 серебренников". Почему-то там не только еврейские, но даже сирийские письмена, известные Рембрандту из книг того времени.



Подробно говорил о "Пире Балтазара", надпись Мене-мене-текел уфарсин (либимая Венечкой Ерофеевым) там дана сверху вниз, и это в соответствии с обсуждением в Талмуде (трактат Сангедрин, 22), но Рембрандт узнал об этом из латинской книги Менаше бен Исраэля De Resurrectione Mortuorum.

Тут видна разница между американцами и израильтянами. Любой американский лектор показал бы страничку из латинской книги Менаше, где эти "мене-текел-уфарсин" записаны в столбик, и тем бы удовлетворился. Израильтянин покажет это, и еще покажет страницы из трактата Санхедрин (т.е. первоначальный источник), где три разных мнения о том, как эти буквы были записаны, выделив их разными цветами, и еще приведет мнение Раши, а потом еще вспомнит, что рав Кук выбрал эту картину в качестве эмблемы. Нет нужды говорить, какой подход мне больше нравится. :)