May 7th, 2013

46 лет великой победы

День Иерусалима - по еврейскому календарю завтра 46 лет освобождения Иерусалима и победы в Шестидневной войне 1967 года. Для меня (и, надеюсь, не только для меня) -- самой важной войны ХХ века. :)
Collapse )
Люблю эту песню (несмотря на некоторый троцкистский пафос):
ובשוקי הצבעונין צועק הרחוב, עברית צרודה כזאת וערבית ניחרת

Видуй


Open the Door

Nearer, nearer, silent as the worm
And not demanding as he leaves this shore,
Comes the great victor at last to you,
Gracious One, open the door.

After his triumph in the spreading night,
Grant him the rest he is pleading for.
He kneels in anguish before your might,
All-powerful One, open the door.

Don't reject his cries as an empty plea.
Judge him with the mercy that is his due.
Give his sighs to the wind, his tears to the sea,
And his innermost heart, to the source, to you.

Don't keep him waiting, you above all--
Look at his hands, stop their tremor,
Hear his yammer on this side of the wall-
Merciful One. Open the door.

(Translated by Joe Esselin esselin.com)

PS. Кстати, я попытался найти в городе М. места, связанные с Эселином. Но дом на 10-ой улице не существует, там в 50-е годы был проложен хайвей, 43я дорога. Дом на 23 улице под таким номером есть, но трудно сказать, тот ли это дом. В том районе теперь живут афроамериканцы, никаких архитектурных достопримечательностей там нет.

PPS. Вот еще что я прочитал про Эселина в статье Г. Казовского:
"Ощущая свою связь с миром штетла поэты и художники следующего за Рейзеном поколения задаются вопросом, который не стоял перед ним: для чего им нужна эта связь? Образ штетла, тесно связанный с миром традиционной еврейской культуры и религии, мог восприниматься всего лишь как ירושה “наследие”, которое утратило свою актуальность для новых поколений. Так, например, один из поэтов модернистской группы “Юнг Чикаго” Алтер Эселин (1889-?) писал:

Что мне делать с дедовским мешочком для тфилн?
Остатки его прекрасного любимого имени,
Пронесенные мною по дорогам моих скитаний;
Божественное Имя еще мерцает на черном бархате.
Но теперь он лежит в моем незапертом сундуке! -
Нечего опасаться (...)"


Но оригинала этого стихотворения я пока не нашел.