July 25th, 2015

dybr glubokoe

Интереснейшие истории рассказывает М Крутиков (но у меня нет времени все их пересказать в ЖЖ, а что не запишу, боюсь, позабуду). Сегодня он прочитал длинную лекцию про Штетл в идишской литературе, про Исроэла Аксенфельда, Менделе, Шолом-Алейхема, И-Л Переца, Иче-Меира Вайсенберга, Шолома Аша и Бергельсона. А на закуску про штетл в американской антропологии и советской этнографии. Страшно интересно, но это надо слушать. От Аксенфельда сохранился только один роман "Штерн-тихл" (это название женского дорогого головного убора, который вышел уже из употребления в то время), действие происходит в городе Ло-хоё-поле (לאהיהפאלע местечко "Небывалое")... У Mенделе город כשלון Глупск это Бердичев, а Касриловка это юмористическое обыгрывание помпезного כתריאל... Тевье-молочник это Иов... Евреи не использовали цифр, а ловко считали кружочками и палочками (вы когда-нибудь об этом слыхали?), знание европейских цифр было неким отдельным навыком, сродни знанию русского языка... Фокусник у Переца некая демоническся фигура, оказывающаяся Ильей-Пророком... В СССР про штетлы писал еврейский литератор Самуил Гордон (про могилу Бешта в Меджибоже) в нач. 1960х...

В Америке свои заморочки: евреи слишком хотели быть белыми и не хотели быть объектом антропологических исследований, интерес к штетлам после войны был связан с геополитикой, главный в нач. 50х информант про штетлы оказался советским шпионом, в наше время антропологи евреев изучать не хотят, потому что евреи (с точки зрения американских гуманитариев-антропологов) -- не меньшинство, а белые эксплуататоры-оккупанты, идея, что в Восточной Европе все жили мирно (евреи - разновидность поляков и т.п. -- перенос / проекция американского опыта)...