May 5th, 2017

(no subject)

Из прочитанной на прошедшей неделе книги Ю. И. Манина (о чем я тут много раз писал) содержащей множество, так сказать, интеллектуальных деликатесов, самая интересная (и новая для меня) мысль, пожалуй, вот эта:

"Мы должны подчеркнуть еще раз следующую точку зрения: семантикой словесного описания какого-то фрагмента физики является, в общем, не соответствующий комплекс явлений природы, а соответствующий фрагмент теории, семантика которой, в свою очередь, эксплицируется через другие фрагменты теории, операциональные предписания и т. п. Тем не менее, побуждение интерпретировать непосредственно языковые выражения может оказаться исключительно плодотворным. Так были открыты кварки: когда выяснилось, что пространство некоторых внутренних степеней свободы нуклона разлагается в тензорное произведение трех подпространств, возник соблазн рассматривать эти три подпространства как внутренние степени свободы трех новых частиц, из которых состоит нуклон."

То есть физика описывает не природу, а физическую теорию. Которая сама является текстом на некотором языке, состоящем из экспериментов, измерений, и подобных синтаксических элементов. (Вспоминаем концепцию "Книги Природы" и споры времен Ньютона и Яна Коменского). Но иногда вдруг возникают ожившие метафоры.