May 12th, 2017

гендерное

Трепался тут с одним знакомым (не скрою, что это был roman_kr), и речь зашла о разводах в эмиграции. Собеседник изложил мне картину семейных конфликтов в Израиле, которая показалась мне настолько правдoподoбной, что пересказываю ее здесь:

Приезжают, допустим, муж-инженер и жена примерно такого же образования и статуса. Муж через некоторое время идет работать сторожем, а жена - уборщицей. Вариантов профессий, по которым требуются работники, не так много, основных две. Если у них изначально отношения не идеальные (а у кого они идеальные?), то жена быстрее учит иврит, и у нее при этом гораздо большие шансы познакомиться со средними израильтянами и заинтересовать кого-то, стать любовницей и тому подобное. Благодаря чему ее через какое-то время приглашают на какую-нибудь полу-инженерную низовую вакансию, близкую к ее специальности. Муж при этом начинает выпивать, потому что что еще делать, работая сторожем? Жена через какое-то время продвигается по работе, у них усиливаются конфликты. Муж хочет водить домой интересных людей (=собутыльников), а жена возражаeт. Благодаря алкоголю у него возникают проблемы со здоровьем, которые, впрочем, не мешают ему продолжать пить. Конец закономерный: жена дает ему пинка под зад и выставляет. Bозможно выходит замуж за местного.

Я подумал, что это очень правдоподобная картина. У женщин реально больше возможностей для социальных лифтов. Как возможностей, предоставляемых им всяческими специальными программами для продвижения женщин, так и возможностей, данных от природы. О проблемах социальных лифтов для мужчин вам не расскажет ни радио NPR, ни радио "Рэка", ни Би-Би-Си, о них не напишут в газетах. Потому что мужчины не являются приоритетом для общества. Везде будут праздновать только достижения женщин.

хайфские наблюдения: виды, русские

1. Меня завораживает вид на Хайфский залив и Крайоты, которые видны из Хайфы, расположенной на горе Кармель. Залив, лукоморье побережья, на той стороне - Акко. До Крайотов - километров 5-10, до Акко - километров 15. Коробки домиков видны как из самолета. Отель перед въездом в Акко (я там в 2006 чуть не заказал комнату) - малюсенький как спичечный коробок. Шоссе как на карте. Дальше за Акко, если смотреть из Техниона, визуально следующий выступ - уже Рош-hа-Никра, Ан-Накура, ливанская граница. Это уже 30 км, в два раза дальше. Реально виден кусок глобуса, кусок политической карты мира. А вечером и ночью вся эта долина мерцает миллионами огней, как Млечный Путь. Ну хорошо, не миллионами, а десятками тысяч, но все равно поразительно. Причем мерцание зависит от погоды (вот сегодня не мерцают, горят ровно - пока шел по Техниону из синагоги после встречи субботы, специально остановился на смотровой площадке посмотреть вниз).

Стал вспоминать, где еще есть города на горе с видом на море и на мерцающие долины внизу, километров на 30 вокруг. Кроме Рио ничего не приходит в голову.

2. В Хайфе все же слишком много русскоязычных, больше, чем количество, с которым я чувствую себя комфортно. Весь обслуживающий персонал (в магазине продавщицы, кассирши, в кафетериях на раздаче, уборщики и т.п.). Бассейн на две трети забит русскими. Причем они не похожи ни на студентов, ни на профессоров, а похоже на теток и дядек из Днепропетровска или Запорожья.

Странно, что много русскоязычных студентов, 20-25 летних. Большая алия была в начале 1990х. Второе поколение по-русски друг с другом не разговаривают. Те, кто приехал в возрасте до 10 лет тоже по-русски между собой не станут говорить. Tем не менее, вижу и компании и парочки, говорящие по-русски. Возможно, это люди, приехавшие в последние 10 лет? Но тогда нужно признать, что их значительно больше, чем англо-язычных, франкo-язычных или испано-язычных.

Почему русских [евреев] во многих случаях визуально сразу можно отличить - загадка. Дело не в одежде обычно. Может, прическа. В большей степени это касается пожилых людей, чем молодых. Скажем, в бассейне 60-летнюю русскую старушку или старичка всегда можно отличить от израильтян, хотя из одежды на них только плавки или купальник. Может, русские как-то меньше за собой следят, у них чаще избыточный вес, выдающий выходцев из низших классов и третьего мира, который в сочетании с принадлежностью к белой расе и с признаками образования на лице свидетельствует о русскости? Может, мимика, улыбка (или отсутствие таковой)? Непонятно.