December 21st, 2017

налог

Козловский (правый, про-республиканский журналист) пишет:
http://www.bbc.com/russian/features-42438579

"Ее фракция в конгрессе единодушно проголосовала против, заявив, что реформа облагодетельствует в первую очередь толстосумов, а не гигантский средний класс Америки, и что она увеличит и так уже колоссальную задолженность страны примерно на полтора триллиона долларов.

Знакомый автора этих строк ежегодно платит налог на свою нью-йоркскую недвижимость в размере около 150 тысяч долларов и раньше имел право вычесть всю эту сумму из своего федерального налога. Сейчас он может вычесть всего 10 тысяч.

37% опрошенных полагают, что средний класс будет платить больше налогов, а не меньше, как громогласно утверждает Трамп, заявляющий, что он подарил народу к Рождеству грандиозное сокращение налогов...."

"реформа облагодетельствует в первую очередь толстосумов, а не гигантский средний класс Америки" но "...в будущем году 8 американцев из 10 будут платить меньше налогов... И лишь 5% будут платить больше... Притом это меньшинство будет состоять в основном из зажиточных людей, которые получают больше 100 тысяч в год и владеют дорогими домами в штатах с высокими местными налогами, таких как Нью-Йорк."


Я окончательно перестал что-либо понимать. Если условно считать, что демократы представляют нижние 50% населения по доходу, а республиканцы - верхние 50 персентилей (конечно, это не так, но допустим в первом приближении), то средний класс, думаю, это персентили 40-97 (нижние 40% - нижний класс, верхние 3% - высший класс, а посерединке - мы, средний), в основном представляют республиканцы.

Мужик, который только налогов на недвижимость платит 150 тыс - к чему вообще этот пример? Мы платим порядка 6 тыс.

Мне кажется, автору нужно определиться, во-первых, каково определение "толстосумов", во вторых, все же толстосумы проигрывают или выигрывают? А еще важнее, просто средний класс на 90-м перцентиле - что? Иначе какой-то парадоксальный текст.

Если бы это написал второй корреспондент Би-Би-Си в США, Наталка Писня (полагаю судя по внешности, трансвестит, который отрезал себе яйца, впрочем, не знаю деталей его/ее личной жизни), то я бы подумал, что человек пишет что попало, поскольку зарабатывает как умеет. Но Владимир Козловский?

Классовая принадлежность определяется не доходом, а тем, каким способом человек зарабатывает. Нижний класс (думаю, 40% населения) это те, кто не работает на нормальной работе - заключенные, нелегалы, наркоманы, инвалиды, пенсионеры и прочие. Нижний средний класс, он же рабочий класс - те, кто зарабатывает физическим трудом, от переворачивания гамбургеров до водителей дальнобойщиков и водопроводчиков. Средний средний - те, кто зарабатывает офисным трудом. Верхний средний - кто заробатывает высокооплачивaемым трудом (врачи, труженики Уолл-Стрит и т.п.). Верхний класс (3%) - те, кто имеет столько денег, что могут жить с ренты и не работать ради денег. Идея понятия "класс" - в том, что из одного класса в другой почти невозможно перескочить (точнее, возможно, но это бывает редко). Люмпен не станет офисным работником, офисный работник не станет врачем, миллиардер не станет шофером-дальнобойщиком, и так далее. Т.е. по определению классы -- это социальные группы с труднопреодолимыми границами, различающиеся по способу зарабатывания денег.

Диспут Я. И. Френкеля и Ф. В. Миткевича о дальнодействии и природе электричества (1929-1930)

"В дополнение к тому, что я здесь говорил относительно физической абсурдности идеи действия на расстоянии, представим себе, что у нас имеется некоторая система, способная излучать электромагнитную энергию. Допустим, что радиостанция А в некоторый момент времени начинает генерировать очень мощное излучение, распространяющееся на колоссальное расстояние. Возьмем расстояние столь большое, что оно проходится электромагнитным излучением в десять лет, пока оно не дойдет до некоторого удаленного радиоприемника В. Предположим, что после того, как радиостанция А уже поработала, мы ее совершенно уничтожим. Допустим, что радиоприемник В в момент излучения может даже не существовать и лишь потом, в конце десятого года, мы можем успеть построить приемную систему. Через десять лет излученная электромагнитная энергия будет принята системой В. А в промежутке, в течение десяти лет, где находится излученная энергия, где находится физический агент, который должен в конце концов воздействовать на приемник В? С точки зрения Я. И. Френкеля, нигде. Такое объяснение физически не допустимо. Если мы рассуждаем как физики, подобное объяснение мы должны квалифицировать как полный абсурд, но при формально-математическом рассмотрении вопроса мы имеем законное право иногда так рассуждать. Как математик, Ньютон правильно пользовался теми положениями, которые, как физик, считал абсурдными.

В прошлый раз в словах Я. И. Френкеля я усмотрел некоторый упрек по адресу метода мышления Фарадея. Он сказал, что Фарадей «не мог себе представить действия на расстоянии», и сказал это с некоторым оттенком осуждения. Я далек от мысли защищать Фарадея от нападок со стороны Я. И. Френкеля, но полагаю необходимым указать, что Фарадей потому именно и считается нами величайшим из физиков, что он в недосягаемой для других степени обладал способностью различать физически приемлемое от физически абсурдного. Поэтому-то он и оказался способным обогатить науку рядом достижений, сделавших эпоху. Защищаемая мною точка зрения Фарадея, развитая далее трудами Максвелла, имеет все признаки физически состоятельной точки зрения. Конечно, возможно, что фарадее-максвелловская точка зрения требует некоторых дальнейших уточнений и дополнений, но в общем она вполне может служить нам путеводной нитью при построении вероятной картины того, что происходит в действительности в том электромагнитном процессе, который мы сейчас разбираем.

В прошлый раз П. С. Эренфест, исходя из благородного побуждения примирить спорящие стороны, сказал: «В теперешний момент эти две точки зрения эквивалентны». Да, конечно, они эквивалентны в математическом отношении, при математическом описании явления электрического тока, но ведь это вовсе не относится к теме нашей беседы. В то же время эти две точки зрения абсолютно неэквивалентны в отношении их физического смысла. П. С. Эренфест предложил поставить специальный опыт — experimentum crucis, при помощи которого можно было бы решить, какая точка зрения правильна, какая ошибочна. Я не вижу никакого физического смысла в таком эксперименте. Он ни к чему не приведет. Ввиду математической эквивалентности этих двух точек зрения, конечно, любой эксперимент мы можем и должны описать и тем, и другим способом. Но совершенно ясно, что одна точка зрения при всей ее математической законности и ценности является физическим абсурдом, а другая — физически состоятельна и вполне приемлема. Это совершенно очевидно уже теперь, и я поэтому очень возражаю против пессимизма П. С. Эренфеста, который сказал, что может быть нам придется умереть раньше, чем наш спор приведет к какому-нибудь заключению. Умирать не надо, надо жить. По моему, спор решается уже сейчас в плоскости простого здравого смысла. "

http://sceptic-ratio.narod.ru/po/mitkevich-2.htm


О. Д. Хвольсон в I томе своего «Курса физики» по тому же поводу говорит: «Термином actio in distans, т.е. действие на расстоянии, обозначается одно из наиболее вредных учений, когда-либо господствовавших в физике и тормозивших ее развитие...».