March 30th, 2018

(no subject)

У нас все же считается, что успешно справляющийся с работой faculty member (т.е. член профессорско-преподавательского состава) должен приносить внешние деньги - гранты и заказы (хоздоговора). Скажем, когда я интервьюировался сюда на работу 10 лет назад, проректор по науке (его потом сняли за какие-то проступки) говорил, что в среднем каждый faculty member должен приносить 200 тыс в год, и цель университета - чтобы научный бюджет дошёл до 100 млн. в год.

Правда, в этом вопросе много хитростей. Нельзя вот так однозначно сказать, есть такое ожидание или нет его. Во-первых, многие говорят, что если деньги для научной работы не нужны конкретному faculty member, и он справляется и без денег (например, математик какой-нибудь, или еще какой-нибудь "теоретик"), то от него не требуется приносить деньги. Это во многом верно. Но! Когда создаются эти позиции (новые вакансии для faculty), они создаются под ожидание принесения внешних денег и активной исследовательской программы, ability to create an externally funded research program - это часть job description. Вроде как не очень хорошо выходит: создали позицию, допустим, для биомедицинского инженера, с ожиданием, что он принесет большие деньги. Он проинтервьюировался, рассказал, откуда надеется получить деньги, его приняли на работу. А через несколько лет он вдруг скажет: "простите, я на самом деле - теоретик, и деньги мне не нужны"? Наверно, не хорошо как-то по отношению к работодателю.

Во-вторых, если человек уже получил теньюр, это значет, что его работа признана удовлетворительной. Вне зависимости от того, приносит он 200 тыс в год, миллион, или ничего не приносит работодателю. Это терминальное назначание, и он может в нем оставаться до пенсии и денег не искать, на полное профессорство и повышения зарплаты не претендовать. Правда, будет считаться, что он работает в полсилы, в предпенсионном режиме.

В-третьих, ошибочно думать, что эти деньги важны университету как деньги. Важен приносимый деньгами престиж. Бюджет университета строится не на деньгах на исследования, а на плате за учебу от ПТУшников-андерградов. Так говорят многие администраторы. Правда, действительно ли они так думают, не до конца понятно. Научная работа университета и его подразделений все же измеряется администраторами (теми, кто нанимает на работу) в миллионах долларов. Скажем, наш университет 10 лет назад ставил целью довести научные исследования до 100 миллионов (реально сейчас все еще около 60), наш инженерный колледж и декан ставят целью 25 млн в год (реально около 6 млн), наша кафедра гордится тем, что у ее 14 профессоров больше всех денег на исследования, около 2 млн (из тех 6 у колледжа). Ну а мне гордится нечем, мой вклад мизерный. :)

Вроде бы считается, что одни деньги зеленее других: есть более почетные деньги и менее почетные. Скажем, наш бывший завкафедрой (он потом стал нашим и.о. декана, потом - деканом на Аляске, там он проворовался [попался на сущей ерунде, либо его подставили], :) был уволен в присутствии полицейского, после чего эмигрировал в Южную Африку, где теперь активно работает) говорил мне, что деньги от индустрии - это просто показатель хорошей работы, а вот деньги от национальных агенств - это знак качаства и показатель профессионального признания коллегами.

Одни и те же деньги часто учитываются по несколько раз. Скажем, профессор А получает грант (или хоздоговор) на миллион, из него дает под-награду (subaward) полмиллиона профессору Б. Оба записывают себе в достижения, один - миллион, другой - полмиллиона. Администратор потом суммирует и отчитывается, что научной работы проведено на полтора миллиона. То же с оверхедами, часть из которых возвращается исследователю, если есть соответсвующая договоренность с администрацией. То же с мэтчингом, скажем, профессор/доцент получает зарплату 100 тыс в год, из которой считается, что 40 тыс - за научную работу (это условная величина, чисто на бумаге, какая доля зарплаты у доцента за преподавание, какая за заседания в комитетах, какая за исследования - вопрос совершенно бессмысленный). Грантовое агенство, допустим, согласно дать 80 тыс при условии, что кто-нибудь мэтчит 50%. Университет говорит, что его зарплата, которые мы платим ему за научную работу, и есть наш мэтчинг. В результате как бы проект выглядит на 120 тыс, при реальных 80. То есть деньги - величина достаточно условная, не только разной степени зелености (что субъективно), но и по разному учитываемые. Важно не только сколько денег, но и кто и как считает. :)

В-четвертых, часто говорят, что важны деньги от агенств, поскольку их распределяют коллеги по профессии (peers) по конкурсу. Таким образом, они являются показателем профессионального признание среди коллег, в отличие от денег от индустрии. На деле, однако, большие гранты на разные центры часто просто передаются по знакомству. Коллега перешел на другую работу, передал центр по изучению экономии электроэнергии товарищу. Почти все крупные гранты распределяются именно так. То есть это очень далеко от какого-то беспристрастного соревнования индивидуальный научных идей или проектов, хоть и называется award "наградой".

Тем не менее, несмотря на все эти оговорки, способность приносить деньги, т.е. вписаться в какой-нибудь распил, остаются важнейшим параметром того, справляется ли faculty member успешно со своими обязанностями. И большинство людей таки успешно справляются и приносят, делая, казалось бы, невозможное. Многие приносят значительно больше 200 тыс в год. У нас особенно успешны профессора китайского происхождения почему-то. Как им это удается - загадка великая, думаю, способности к бизнесу плюс трудолюбие. :)


PS. Забыл добавить еще один немаловажный аспект. Люди с деньгами почти неизбежно сбегают. Это не единичные случаи, это системная проблема. Начальство инвестирует во вновь нанятого профессора: дает ему деньги на оборудование, поездки, студентов, сокращенную преподавательскую нагрузку. В надежде, что инвестиции окупятся грантами. И вот человек получает несколько крупных грантов, скaжем, миллион. Все его поздравляют. Не проходит и года, как человек заявляет, что нашел место работы получше. Ему предлагают контр-оффер, повышают его в академическом ранге, предлагают "пакет развития карьеры" с освобождением от преподавания, чтобы он остался. Он остается на годик, но потом все равно уходит. Это происxодит из раза в раз, почти со всеми. Поэтому для администраторов деньги не всегда плюс. Человек без грантов лояльнее, дешевле обходится работодателю, и управлять им проще.