June 3rd, 2018

(no subject)

Иногда задумываюсь, каким образом я оказался доцентом Mechanical Engineering. И почему вокруг коллеги, столь непохожие на меня ни по интересам, ни по биографии. И почему вообще американская среда вокруг выглядит для меня как пустыня, хотя комфортная, высококалорийная, необременительная и бесстрессовая.

В 14 лет в восьмом классе я победил на олимпиаде по физике (нет, первого места я не занял, но попал в число 15 лучших, что среди десятков тысяч ленинградских восьмиклассников тоже неплохо), и меня позвали в кружок по физике во Дворце пионеров (во флигеле Аничкова дворца). Там на первом занятии была анкета, в которой был вопрос: "укажите ваш любимый раздел физики". Разделы физики - это механика, термодинамика, электродинамика, квантовая механика, теория относительности, физика твердого тела и т.п. Я задумался, а мой сосед написал "механика". Тут я понял, что из всех разделов физики мне, пожaлуй, тоже больше всего нравится механика. И как-то стал с этим пониманием само-идентифицироваться. Это был 1984 год.

Когда в 16 лет я поступал на Физмех, выбор был между кафедрами "Ядерной физики", "Биофизики", "Физики металлов", "Механики и процессов управления", "Гидродинамики", "Теплофизики" и "Прикладной математики". Я уже без особых колебаний выбрал "Механику и процессы управления".

Специальность инженера-механика-исследователя подразумевала, что человек составляeт механические модели. То есть имеется какая-то система, а он придумывает, как описать ее уравнениями. Сколько в ней важных для сути дела степеней свободы, каково ее ожидаемое движение, собственные частоты и моды колебаний, от чего зависит устойчивость движения, и так далее. А потом решает уравнения при помощи тех или иных методов. Считалось, что это хорошая специальность, которая всегда будет востребована. Ведь сколько бы ни распространились компьютеры и виртуальная реальность, все равно никуда не денутся машины, самолеты, корабли и ракеты в железе. Реал не исчезнет, и уравнения и модели, которые описывают вещи в реале, будут всегда нужны.

В наше время распространилось представление, будто наука - это только экспериментальная наука. По-английски слово science вообще означает "природоведение" или естественные науки. Я встречал за время жизни в США многих людей, которые считают, что без экспериментов - это вообще не наука. Но вот механика и теория управления была про модели и уравнения, а не про микроскопы и осциллографы.

Когда я закончил институт в 1992, инженерная работа не была сильно востребована даже в Петербурге. Доктора наук шли в ларьки торговать цветами, зарплата инженера была около 10 долларов в месяц, НИИ разваливались, КБ закрывались. Никто вам перспективной карьеры в НИИ больше не обещал. Возможности писать диссертацию я не нашел, вероятно, плохо искал или не чувствовал себя готовым. Можно было пойти в НИИ Робототехники и там за 10 долларов в месяц что-то невнятное делать, с перспективой написать диссертацию лет через 10-15. Можно было пойти преподавать теормех в ин-т целюлозно-бумажной промышленности ассистентом, и там писать диссертацию про бумагоделательные машины. Опять же, зарплата мизерная. Зато благодаря падению коммунизма вдруг открылось множество других возможностей, не связанных со специальностью.

Среди моих знакомых не знаю почти никого, кто стал бы дальше заниматься механикой. Многие пошли в бизнес, чем-то торговать. Многие также пошли в гуманитарии, заниматься историей-журналистикой-богословием. Неожиданно профессия программиста вдруг стала востребованной, очень многие пошли программировать "продавшись железному ящику". Причем зачастую люди, совершенно не интересовавшиеся раньше (скажем в школе), программированием. Люди, никогда не фанатевшие от программирования на калькуляторе Электроника-МК54, никогда не читавшие соответствующую колонку в "Науке и жизни" и "В Мире Науки" , не игравшие в Жизнь Конвея и в Бриджит, не слыхавшие про Дейкстру, Никлауса Вирта, Дональда Кнута и академика Ершова и не читавшие, почему GOTO Operator Considered harmful, вдруг оказались программистами. Они даже первое время как-то с извинениями смотрели: ну мы-то не фанаты программирования, математике не обучались, просто вышли погулять, зарабатывать же надо. Но потом они втянулись и даже начали смотреть на не программистов как-то свысока.

Я между 1992 и 1996 время от времени пытался или найти какую-то аспирантуру по механике (в Питере или в Израиле) или просто найти какие-то задачи, которыми можно заниматься для удовольствия. Это выглядело как чудачество: все знали, что из инженеров можно стать гуманитарием, а из гуманитария обратно инженером не становятся. Я в первой половине 1990х получил востоковедное образование по семитским языкам и собирался защищать диссертацию канд филологических наук. Достаточно серьезно собирался, сдал все вступительные экзамены и все госы, черновик диссертации был написан. Но все же вот хотелось настоящей науки, где уравнения и механические модели. Но как-то ни в Питере, ни в Израиле ничего не наклевывалось.

В 1996 появилась возможность получить иммиграционный статус пароль (поскольку статус беженца не дали) и эмигрировать в США. Я стал искать докторантуру в США по механике, которая в Америке называется Mechanical Engineering. Сдал TOEFL и GRE и таки нашел, в Бостоне. Приехав, я поначалу очень боялся, что не потяну сейчас какую-нибудь graduate level математику или механику. Как же программа для PhD, докторов наук, в Америке, где все это активно! Но быстро оказалось, что уровень математики для американских докторов наук примерно как в старших классах советской школы - общее по верхам введение в матанализ, линейную алгебру, ТФКП и подобное; к учебе на Физмехе и близко не стояло.

Со специальностью же оказалось, что механические модели и уравнения никому особо не нужны. С развитием компьютеров и метода конечных элементов, эта специальность из творческой деятельности инженеров-механиков-исследователей по составлению и решению уравнений превратилась в работу для оператора компьютера с дипломом техникума/бакалавра и отмигрировала в Индию и другие теплые страны.

Тем не менее, как раз мой руководитель в Бостоне занимался такой вот вполне классической работой по изучению разных механических моделей, и моя диссертация была на 100% моделирование, 0% экспериментов. Когда мне материаловеды и химики рассказывают про экспериментальные требования к диссертациям, у меня глаза на лоб лезут. Как и когда коллеги высказывают повсеместное ныне мнение, будто PhD диссертация возникает, когда есть грант/контракт, чтобы студент над ним работал, а диссертациия - просто побочный продукт распила гранта. По мне так диссертация - это квалификационная научная работа на любую тему, к грантам не имеет отношения (конечно, если человек работает над чем-то востребованным и оплачиваемым, и где-то можно своровать денег, это плюс).

Короче говоря, если суммировать, то мое ощущение, что, во-первых, как-то из моего поколения никто особо по специальности работать не пошел (по крайней мере, на уровне, когда человек оставляет какой-то след в виде публикаций). Люди из той же песочницы занимаются одним из трех: бизнес (=торговля), гуманитарные науки и деятельность (включая религию) или программирование.

Во-вторых, что механики, которой мы хотели заниматься в 1980-начале 1990х как-то нет вообще как явления. Я по какому-то странному недоразумению с 14 лет все еще зачем-то продолжаю пытаться самоидентифицироваться с механикой как прикладным разделом физики про модели и уравнения, но ее не существует.

А в-третьих, коллеги, которые вокруг меня на кафедре (и вообще в Америке), зачастую не только из других песочниц (в основном выходцы из азиатских стран, а не восточноевропейцы), но и с другим бэкграундом, к механике отношения не имеющим. Отбираются обычно самые средние кандидаты, не по научным достижениям (или по научным, но понимаемым не как интеллектуальные достижения, а как участие в перспективных проектах). И того типажа людей, о котором речь была в конце 1980х, которым прикольно составлять модели и решать уравнения, попросту не существует. Я, разумеется, тоже давно разучился уравнения решать или составлять. Я сам с одной стороны попал сюда случайно по их недосмотру и недомыслию и потому что реальный мой бэкграунд им непонятен. С другой стороны, наоборот, вроде как я единственный, кто целеустремленно так и продолжает идентифицироваться с механикой, когда все остальные уже бросили десятилетия назад.

dybr

Оказывается, у нас в Милуоки есть митап-группа, посвященная разным научно-популярным лекциям https://www.meetup.com/A-Taste-of-Science и публичные лекции даже под эгидoй нашего университета: http://www.cgca.uwm.edu/coffee/schedule.html

Я-то думал, что американцы тупые ничем не интересуются, кроме может ипотеки и строительного дела. Конечно, это у нас в Милуоки так, в Бостоне и Сан-Франциско, наверно, по другому, но Бостон и Сан-Франциско -- не настоящая Америка. Видимо, сказывается еще разница между инженерным факультетом и arts and science (где этот клуб), у нас на инженерном самой крутой наукой считается распилить какой-нибудь грант на строительство чего-нибудь. Еще у нас ценят предпринимательскую науку, рядом с нашим курпусом строится новый Центр Предпринимательства, на бизнес и предпринимательство тоже выделяют гранты.

Так или иначе, сегодня попал на науч-поп лекцию об эволюции человека, которую вел ассистент-профессор из медицинского колледжа Висконсина. Human Evolution: The Background Story and Recent Discoveries. Лекция - так себе, он полтора часа рассказывал про устаревшие теории, про которые можно прочитать за 15 минут в Википедии и показывал черепа разных австралопитеков и неандертальцев. Я как-то привык (видимо, начитавшись Маркова и Кунина), что научпоп про эволюцию несколько более глубок.

Но сам факт что проводят такие лекции, что на них ходят молодые люди, меня порадовал. По моим наблюдениям, на лекции по истории в Милуоки собираются только 90-летние, их даже проводят часто в домах престарелых. Америкa вообще во многом стариковская страна или так выглядит. В Израиле сотни таких мероприятий каждую неделю там народ бурлит (лекции, семинары домашние, общественные при десятках разных организаций и университетские, концерты, экскурсии, краеведение, археология, все это самодеятельное, люди самоорганизуются), много энергичных нестарых людей. Почему в Америке другая энергетика у людей, и кроме ипотеки, предпринимательства и строительного дела никакая наука людей не интересует - сие тайна великая есть.