June 5th, 2018

(no subject)

Сходил на встречу с израильским послом в США в Ротари-клубе, заплатил $20 за обед. В основном там были богатые американцы, русских никого не видел. (Интересно, почему?). Посол мне не слишком понравился, но он говорил стандартные ликудовские talking points, с которыми я согласен. Но меня в тех же выводах убеждают совсем другие аргументы, а высказанные talking points не убеждают. :)

Посол говорил про то, что Иерусалим был еврейской столицей еще 3000 лет назад, за 1700 лет до Мухаммада. Что палестинцы обвиняют обвиняют евреев в "иудаизации" Иерусалима, а это, по мнению посла, настолько же смехотворно, как обвинить китайцев в китаезации Пекина или русских в русификации Москвы. [А литовцев в литовизации Вильнюса или турок в тюркизации Стамбула можно? ]

Так то оно так, отчасти. Но ведь христиане считают себя новым настоящим Израилем (теология замещения) и выдвигают определенные аргументы. Ответить, что Иерусалим был столицей Израиля 3000 лет назад, проигнорировав их аргументы - это во многом аргумент мимо кассы. Христиане скажут: все правильно, мы и есть Израиль, нашей столицей. То же и с палестинцами, они скажут, мы и есть потомки тех древних израильтян и ханаанеев, которые здесь жили во времена царя Давида. Kонечно, в 632 году когда арабы захватили Иерусалим, пришла часть нового населения, воины халифата, но ясно, что основная масса сельского семитского населения это и есть потомки тех, кто там всегда жил.

Более того, вот я много говорил с экскурсоводами, пока жил в Иерусалиме в прошлом году. Многие из них христиане или выкресты, или криптохристиане, или сочувствующие, или люди русской культуры. К сожалению. И они все до единого убеждены, что до ХХ века в Иерусалиме тон задавали христиане, что модернизация Иерусалима - это в основном христианское мероприятие, что все интересные памятники, которые можно видеть на местности и по которым можно провести туристов - монастыри да церкви. Еврейской истории средневековой, ранне-нового времени и нового времени, никакой толком и нет на местности. Меньше чем в Кордове или Толедо или Кракове. Понятно, что из этого напрямую следует тезис об иудаизации Иерусалима (было все христианское, а теперь пришли евреи и объявили своим). Вот и поспорь. Как риторика про китаезацию Пекина или руссификацию Москвы это опровергает?

По мне так аутентичность иудаизма - в том, что это тот же язык (зная иврит я понимаю библейские стихи или древние надписи), что в Талмуде целый раздел посвящен сельскому хозяйству и так далее. В христианстве и исламе такой аутентичности, на мой взгляд, нет (хотя об этом можно спорить). Поэтому древние израильские цари все же ближе к современным евреям, чем к христианам или арабам. Но политики не станут углубляться в эти детали.

https://www.jsonline.com/story/news/politics/2018/06/05/ron-dermer-lauds-u-s-embassy-move-jerusalem-milwaukee-rotary/673447002/

Были какие-то протестующие с палестинскими флагами, на выезде с парковки скандировавшие shame on you. Я, конечно, не сдержался, открыл окошко и прокричал shame on YOU, terrorist supporters! :) Я вообще считаю, что демократия подразумевает свободу любых мнений, кроме фашистских, коммунистических и террористических.

(no subject)

В развитие моей предыдущей записи под этом тэгом (хотя к эзотерике это не имеет никакого отношения, чистый рационал, но так получилось, что навеялось чтением ИБ). Две мысли, о которых часто последнее время думаю:


1. Хорошо известно, что есть два взгляда на мир - материалистический и субъективистский. Причем каждый из них самодостаточен. Ecли смотреть на мир как на материальный, мы не обнаружим никаких событий, выходящих за рамки материального. При этом взгляде на мир мы представляем человека как некую сложную биологическую машину.

Одновременно можно смотреть на мир как на "кино", которое нам показывают, и это будет тоже логически безупречно, хотя приводит к солипсизму (ну и что). С субъективистским взглядом есть небольшая проблема: мы видим других людей, которые тоже приходят к субъективному идеализму и солипсизму, хотя для нас они просто сложные биологические машины. Приходится сказать, что свойство сложных биологических машин, обладающих сознанием - воспринимать себя как субъекты и приходить к идеям солипсизма. Ну вот такое свойство, ну и что. Правда, это уже некая теория второго уровня. Если простой материализм утверждает, что в мире нет ничего кроме материи, то здесь мы говорим, что материя имеет необходимое свойство на определенном уровне развития приходить к субъективизму. Иначе не будет субъектов, которые эту материю наблюдают и воспринимают.

Есть и теория третьего уровня, связанная с философией диалога. Философия диалога заостряет внимание на том факте, что помимо нас (т.е. субъекта или "Я") и окружающего мира, существуют другие люди ("Ты"), которые для нас являются, на первый взгляд, просто частью материального мира, такой же как дерево или кошка. Но при более вдумчивом рассмотрении они оказываются определенной проекцией нас вовне. То есть другие люди похожи на нас (или мы на них). Это приводит к важным тонкостям существования человека (скажем, мышления, передачи и формулировки знания, этических ценностей и многого другого), поскольку человек оказывается одновременно индивидуальным и социальным существом.

Однако необходимо ли существование "Ты" (т.е. некой проекции "Я" в материальнoм мирe)? Другими словами, обусловленно ли чем-то, что субъекты тиражируются в миллиардах экземпляров, вместо того, чтобы иметь одного единственного субъекта "Я"? Если мы попытаемся предствить мир, в котором наличествует только один субъект, то эта система неизбежно распадется. Этот "Я" окажется внешним по отношению к миру. Мы не будем его более считать сложной машиной и не будем считать сознание эпифеноменом сложного уровня организации материи. Будет просто "Я", подcматривающее со стороны какой-то внешний процесс. Короче, представить мир, в котором есть только "Я" и "оно", а не "Я-Ты-оно" что-то не получaется. Несмотря на то, что как ни странно, диалогизм был сформулирован только в начале ХХ века (что мешало древним грекам прийти к тем же идеям, я не знаю). Я не рискну утверждать, что мир без проекций и интроекций (этакая "Матрица" с одним героем) логически невозможен. Hо представить его сложновато. Поскольку такие "мозги в колбе" (это термин), в которых колба - не часть материaльного мира, неизбежно ведут к выпадению субъекта из мира. "Я" оказывается наблюдателем со стороны, через стекло аквариума. Соответственно, такой мир не самозамкнут.

Кстати, проблема наблюдателя остается актуальной даже в физике ХХI века, например, в науч-попе это суть философских разногласий Ли Смолина и Джулиана Барбура. Барбур мыслит мир как некую навсегда данную структуру, в которой время примерно такая же координата, как пространственные координаты, т.е. течение времени - иллюзия. А Смолин настаивает на картине мира, в которой мир кристаллизуется в данный момент перед наблюдателем. Очевидно, самозамкнутость мира с субъектами требует эту двойственность.


2. Это была присказка, до сих пор пока без эзотерики. Другая мысль, которая меня занимает состоит вот в чем. Сознание субъекта является наблюдателем как внешних процессов в физическом мире, так и психических процессов (воcпоминаний, мыслей, желаний, ощущений). Мы можем говорить о том, что мыслим и чувствуем что-либо только в той мере, в которой замечаем, т.е. осознаем наши мысли или чувства. То есть и по отношению к психическим процессам существует субъект-наблюдатель, ядро нашего сознания. Очень легко доказать, что такой субъект должен быть неизменен и абсолютен. Ведь если, допустим, он меняется, то это изменение кто-то наблюдает. Значит то, что меняется - не часть ядра сознания.

Это соображение уже ближе к эзотерике, например, к той самой адвайте-веданте, учению о недвойственности. Мы заглянули внутрь сознания логическим зрением, и обнаружили там абсолют. Oбнаружили нечто (нас самих), что по определению не может меняться. В частности, не может возникать или уничтожаться (хотя все мы, конечно, когда-то родились, и наше сознание появилось на свет, по крайней мере, так мы это помним). Ядро сознания также вне чувств, оно не может состоять из частей, оно лишь беспристрастно наблюдает за происходящим.

Получается цепочка логических идей: для существования мира нужно, чтобы кто-то его наблюдал. Для замкнутости наблюдателя и мира нужна возможность проекций (существование "Ты"), двойственность индивидуального и социального и двойственность позиций, с точки зрения одной из которых мир статичен, а с другой - кристализуется в данный момент перед наблюдателем. А наличие субъекта-наблюдателя логически требует идеи абсолюта.

Собственно монизм или адвайта ("а-двайта" значит "не-двойственность" на санскрите) делает следующий шаг, и объявляет, что материальный мир, за которым стоят идеальные проявления (идеи законов, сущности явлений) тоже является отражением абсолюта, и этот абсолют тот же самый, что и ядро сознания. Что логично, абсолют может быть только один: ведь если бы существовало два разных абсолюта (один - как источник субъекта, а другой как источник материального мира), то между ними должно было бы быть различие. А это различие кто-то должен наблюдать, таким образом оно не относится к абсолютному. Отсюда возникает религиозно-эзотерическое представление о том, что в мире нет ничего, кроме играющего с самим собой сознания.

Хотя сознание вне свойств, кое что про него все же можно сказать. По крайней мере, эзотерики умудряются. Например, что оно игриво по своей природе, и суть всего процесса - определенная игра Творца с самим собой (разумеется, то же самое утверждают и западные мистические учения вроде каббалы). Творцу одному было скучно или одиноко, вот он и создал человека.

Дальше, правда, восточные и западные учения несколько расходятся. Западные учения утверждают, что человеческая душа - частица Бога, который создал себе компаньона, самосократившись и освободив место для мира, который он эманировал из себя. Главная особенность души - свобода воли, которой Творец поделился с человеком. Цель человека - соблюдать волю Бога и его заповеди. Восточная мистика тоже говорит о том, что душа является частицей Творца, но задача человека состоит в том, чтобы прекратить интерсоваться нескончаемым показываемым ему "кинофильмом", заглянуть за пределы киноэкрана и найти освобождение в единении с Творцом, чему к сожалению постоянно препятствует карма и незавершенность своей миссии в прошлых жизнях.