August 28th, 2018

Ален Сокал vs. Люси Иригарей

В общем, почитал книгу 20-летней давности Сокаля и Брикмона о том, как постмодернизм воюет со сциентизмом. Мне не понравилось (и перевод плохой).

Вот самый известный комический сюжет. Некая феминистка Люси Иригарей рассуждает о том, что механика твердого тела - маскулинная наука, а гидродинамика - фемининная (и дальше делает из этого какие-то бредовые выводы). :)

"В эссе, написанном до «“Механики” жидких тел», Иригарей уже развивала свою критику «маскулинной» физики: она, похоже, полагает, что механика жидких тел отстает в развитии по сравнению с механикой твердых тел потому, что твердость отождествляется (ею) с мужчинами, а текучесть с женщинами. (Однако, Иригарей родилась в Бельгии, и разве она не знает символ Брюсселя?)"
http://scepsis.net/library/id_1115.html

Ясное дело, д-р Иригарей имеет в виду, что мужской половой орган твердеет при возбуждении, а женский - увлажняется смазкой, и что соответствующие органы являются метонимией мужского и женского начала, а механика твердого тела и гидродинамика - метафорой мужского и женского начала.

Это мне напомнило одну мою давнюю (лет 25 назад) подругу, которая училась на факультете журналистики и увлекалась литературоведением, а мне по каким-то причинам нужно было сдавать экзамен по поэтике и стилистике в СПбГУ. И вот лежали мы где-то (собственно, у нее дома) и обсуждали литературоведение, и она сказала мне, что пенис - это синекдоха мужчины. Синекдоха - это троп "часть вместо целого" (метонимия). Мне этот яркий образ запомнился, поскольку так и есть. :)

Я думаю, если понимать, что речь о метафоре, то нет ничего особенно необычного или смехотворного в таких метафорах, о которых говорит Иригарей. Скажем, кто немного знаком с каббалой, знает, что "Закон" это женское начало, а "Милость" (преодоление закона) - мужское, также как [неограниченное абстрактное] "Знание" и [приспособленное к данной ситуации] "Понимание".

Такие метафоры отражают определенные мыслительные конструкции. Ценность их может быть нулевой, а может - не нулевой. Все зависит от того, работает ли метафора, оживает ли она, то есть является ли продуктивной.

Сформулирую тезисно. Особенностью человеческого языка, отличающeй его от других знаковых систем, является его способность выразить или описать что угодно без ограничений. В тоже время способность языка выражать человеческое состояние ограничена, подобно шэррингтоновской воронке (И. М. Дьяконов), отсюда необходимость эмоционально заряженных образов и "тропического" (от слова "троп") мышления, без которых нет языка. Язык возникает не как логическая, а как гипнотическая, суггестивная практика (Ю. И. Манин). Стандартное определение метафоры (по Аристотелю или по Лотману - не важно) упускает самое важное - эмоциональную заряженность тропа. До-логическое или паралогическое сознание оперирует эмоционально заряженными метафорами, подобно сознанию детей или душевнобольных (Л. Выготский). Короче: без метафор-то никуда, это средство познания и мышления не менее важное, чем логика и абстракция.

Крайне наивно думать, что вот такая сциентистская критика в духе Сокаля что-то дает. Она просто попадает "мимо кассы", на мой взгляд.

То есть я не сомневаюсь, что Иригарей - невежественная дура, но что толку? Если мы хотим понимать, в какой мере в механике модели ограничены, что в них от логики, а что - от эмпирики, какие законы механики являются логическими определениями, а какие - эмпирически фальсифицируемыми фактами - то нам придется ставить вопросы, интуитивные предварительные ответы на которые можно получить лишь метафорически.

Сокаль вместо этого в духе Швондера задается вопросом "никогда полностью не понимал, как деконструкция должна была помочь рабочему классу." Ну да, ну да.