January 31st, 2019

о культурных различиях

Для американок (скажем, женщин 30-60 лет, приходящих на разную физкультуру) характерно хихикать на любую слышимую фразу. Они так самоутверждают свое пространство и одновременно как бы обесценивают окружающих (типа, никто ничего серьезного тут не говорит). В общем-то, для мужчин-старичков, скажем, нa лекциях, это тоже характерно. Для молодых парней - меньше, молодые мужики забитые, и на лекциях или с испуганными глазами или не следят.

Меня это местами раздражает: покажи палец - хихикают. Пытаешься сказать что-то умное - хихикают. Такое пассивно-агрессивное поведение.

Хотя самим им кажется, что они таким образом проявляют доброжелательность и пытаются быть nice по отношению к говорящему, подержать эмоциональный контакт и эмпатию. Их просто никто не научил, что эмпатия к говорящему - это когда стараются понять, что он говорит, а не когда гы-гыкают. Они не видят, что они агрессивны или глупы, потому что им никто этого не сказал.

Интересно, если им сказать, что есть русская поговорка "смех без причины - признак дурачины" - "There is a Russian proverb: laughing without reason is a sign of stupidity", наверно, сразу насупятся и отвернутся? :)

Или: "покажи дураку пальчик, он зaсмеется" - "There is a Russian proverb: show a finger to a fool, and he/she will laugh". Наверно, за пальчик в харрасменте тут же обвинят?

(no subject)

Читал свои ЖЖ записи за январь 2009 (так сказать, о чем мы писали 5, 10 и 15 лет назад) - что меня волновало 10 лет назед, когда я был молодой и красивый безработный. Наткнулся вот на этy запись, где я ссылаюсь на дискуссию юзеров sowa и flying_bear о науке. https://duchifat.livejournal.com/531270.html

Тогда мне показалось, что sowa чрезмерно брюзжит о том, что в науке все плохо:

"Наука" 21-го века базируется почти исключительно на запугивании, и выхода из тенденции не видно. Точнее, выход один - неизбежный крах всего предприятия. Мне уже становится стыдно, что я числюсь в нем. Потом придется начинать сначала. Главной задачей представляется сохранение достигутого в рамках дешевой деятельности. Делать то, на что не надо выбивать деньги у правительств.

Суперколлайдер меня тоже больше не увлекает. В лучшем случае на нем найдут бозоны Хиггса. Интерес этого мне представляется не большИм, чем доказательство гипотезы Пуанкаре Перельманом, которое стоило, видимо, < 50 тысяч долларов, причем частных.
”...

Тем не менее, похожие рассуждения про дешевую деятельность я слышал с тех пор от разных людей. Вот, например, Бормашенко пишет в том же примерно духе:

"Я знаю тьму, активных профессоров, имеющих за 50.000 цитирований и h—фактор под сотню, не сделавших в науке ровно ничего. Их бесспорные таланты проявлялись в ином: вышибании грантов и резвом подминании под себя чужих идей. Как правило, они неплохие, добродушные ребята. Неглубоко залегающее расположение к людям, очаровательная улыбка и внешний лоск — непременная часть их ремесла. Напротив, талантливые ученые, за редчайшими исключениями, несносны, невротичны и сварливы...


В статьях активных профессоров нет ничего вопиюще неверного; в них вообще ничего нет. Грамотно написанное введение, графики, таблицы, многочисленные ссылки есть, а нового — нет. Эти статьи пишутся для того, чтобы на них можно было сослаться при получении новых грантов. И эту свою функцию они исправно исполняют, вращая маховик наукообразия: гранты получаются, на полученные средства пишутся статьи, подаются новые гранты….

Я знаком с замечательными учеными тихонько сидящими в заштатных американских университетах и колледжах, спокойно разрабатывающих немодные, неброские темы. Они пишут и печатают прекрасные статьи, сохраняя человеческое достоинство и необщее выражение научного лица, перебиваясь с хлеба на кока-колу. Среди них немало выходцев из бывшего СССР. И сам Марк Яковлевич Азбель не следовал своим советам, а занимался тем, чем ему было интересно, и в нано-бреднях замечен не был. А Воронель ютился в подвальной каморке Тель Авивского университета, без оборудования, денег на исследования и учеников. И думаю, что никогда об этом не жалел; не для того он сражался с КГБ, чтобы держать хвост по научному ветру. Активный N , между тем, внушительно заполнял этаж, не зная куда сливать излишки шекелей и евро.
"
http://7i.7iskusstv.com/2017-nomer10-bormashenko/

Я тоже теперь часто сталкиваюсь с совершенно абсурдной ролью денег (но я на инженерном факультете) и словоблудием вокруг них. С другой стороны, работа есть работа, исследователей нанимают и платят им зарплату, чтобы приносили деньги работодателю. Но значит ли это, что все научное предприятие рухнет, останутся только то, что нарaботано бесплатно? Сомневаюсь.

(no subject)

Интересная статья на Википедии про
Околосмертные переживания
. Ну то есть когда вы будете умирать, например, постепенно от рака, рано или поздно наступит последняя стадия агонии. Или быстро от инсульта, или от инфаркта, или от несчастного случая. Есть вероятность, что вы будете переживать это "видение туннеля", ощущение выхода из тела и подобное. Какое количество умирающих людей переживает эти состояния измененного сознания - неизвестно. Может быть небольшое. Степень научности этой темы тоже вызывает вопросы.

Я обратил внимание вот на что еще. Считается, что подсознание человека очень сильно завязано на сексуальность. Дай волю подсознанию, так у людей начинаются эротические сны, и все такое. У некоторых умирающих, например, повешенных, наступает эрекция. Эрос и Танатос всегда идут в связке, французы якобы называют оргазм маленькой смертью и т.п.

А вот ни одно из околосмертельных переживаний не имеет сексуального характера. Никому не представляется секс или оргазмы, когда они умирают.