February 18th, 2019

(no subject)

Учение адвайты утверждает, что Творец (по-индийски "Брахман") и души отдельных людей (по-индийски - Атман) - это одно и тоже. Не видим мы этого единства из-за "иллюзорных" (хотя это не то, что я бы называл иллюзией) перегородок и декораций в виде какого-то там физического мира, а также внутреннего психического мира, которые создает майя (гипнотическая сила наведённой устойчивой иллюзии). До некоторой степени майя - это завеса (парохет по-еврейски), разделяющая разные сущности в мире друг от друга и от их источника.

Теперь вопрос, к какой проблематике должна приводить такая постaновка вопроса в области учений о языке? В голову приходят две вещи. Во-первых, действительно [как пишет Исаева], что там с первым-вторым-третьим грамматическим лицом? Если язык создан до иллюзорного мира, как понять разделение на грамматические лица? Или же язык тоже создается майей? Во-вторых, раз язык создан цельно (сложное из сложного как система), то он присутствует и в брахмане и в атмане, то Бхартрихари пишет о неких (аналогичный платоновскому припоминанию знания) зернах понимания.

Если разделения не субъект и объект нет, к какой лингвистике и к какой семантике это должно вести? Ну, подумаю об этом потом, сейчас тороплюсь на работу.

(no subject)

Пока ехал в машине, задумался, по какому, собственно, критерию мы разделяем рациональные и мистические до-современные учения? Для гебраиста "Сефер Йецира" - это мистика par excellence, как вообще каббала, пифагореизм, неоплатонизм, гностицизм etc. Для индолога вроде Парибка вот тот же Бхартрихари - это рациональность.

Приехал, прочитал определение из Википедии: "мистицизм - особый способ понимания и восприятия мира, основанный на эмоциях, интуиции и иррационализме". Что же такое иррационализм?

"Иррационали́зм — философские концепции и учения, ограничивающие или отрицающие, в противоположность рационализму, роль разума в постижении мира. Иррационализм предполагает существование областей миропонимания, недоступных разуму, и достижимых только через такие вещи как интуиция, чувства, вера, инстинкт, откровения и т. п. Таким образом, иррационализм утверждает иррациональный характер действительности."

Каким образом пифагорейство или каббала отрицают роль разума? Может быть, не отрицают, а ограничивают? Но кто верит в неограниченную роль разума? Таких экстремистов-рационалов почти нет.

(no subject)

В еврейской традиции (в частности, в текстах Махарала и ребе Нахмана) есть [малоизвестное] представление о переводе со святого языка, соответствующему распространению "святости". Текст мало прочитать, надо его перевести. При этом есть три класса языков. Первый - это древнееврейский святой язык. Второй - это арамейский (также идиш и т.п. - все, что пишется еврейскими буквами) язык без материального носителя, соответствующей метафоре занавеса (парохета, разделяющего святое и повседневное). Третий - все остальные языки.

Наверно, есть еще сказочные мистические языки, вроде языка животных и птиц, который понимал царь Соломон. Птичий язык как бы всеобъемлющий язык природы (музыкальный язык - сольресоль - туда же).

Ученые вроде Лейбница и Дьюи, в свою очередь, думали об универсальном языке (тема, в частности, раскрыта у Борхеса в рассказе про Рамона Луллия), опять же, сольресоль туда же (по структуре, а не по птичьему звучанию). Также есть Книга Природы, написанная языком математики и потому доступная только ученым (противопоставленная Книге Писания - см. дебаты времен Ньютона и Яна Каменского). Кстати, Дьюи - американский прагматик, где прагматики, там меряем все деньгами. Короче, есть несколько идей об абсолютном универсальном языке.

Ну и оказывается, есть некий тантрический "сумрачный язык", Twilight Language (sāndhyābhāṣā), включающий вербальную, невербальную и визуальную коммуникацию, которой передаются тантрические мантры, содержание которых понятно только инициализированным. То есть тем, кто и так заранее знает. Это связано с такими любопытнейшими понятиями, как "когнитивная / концептуальная метафора" и image schema, но сейчас нет времени о них рассуждать.

Итак, про метафору Занавеса. У нас Занавес - это перевод (таргум) и язык без материального носителя [имеется в виду простая идея Махарала, что арамейский не принадлежит никакой нации, а является лингва-франка или койне (в Ахеменидской Персии)], разделяющий святое и повседневное. У них Занавес - это гипнотическая сила, придающая бытие (не важно, что называется "иллюзией" бытия) сущностям путем разделения между ними (придания формы) и отделения от их святого источника. Нo суть, конечно та же: перевод. Надо полагать, с некоего идеального языка образов на язык, в котором субъекты и предикаты [т.е. подлежащее и сказуемое, например] разделены (поскольку разделение субъекта и объекта есть основной результат действия майи - и разделение на автора и адресата речи).


PS. У меня есть еще много других идей, но мне нужно срочно дописать статью "по работе" (условно), пока не напишу хотя бы 10 страниц, временно беру паузу в ЖЖ.

(no subject)

Стал я читать сам текст Бхартрихари (в переводе с английского Исаевой и с ее комментариями), и он совершенно крышесносен. Там есть и про грамматику внутренней речи (ну, говорим же мы в уме "про себя" иногда), и про то, что первичная смысловая единица - предложение (или вообще речь), а не слово [расчленение на слова со смыслами, полагаю, аналогично разделению единого начала на объекты и сущности; речь в таком понимании существует как бы вне времени, то есть воспринимается цельно, а не по мере разворачивания во времени ]. Есть про косвенные смыслы и использование одних слов вместо других. Для V века очень круто.

Ниже небольшой отрывок (1:65-67) по теме, из-за которой я изначально стал читать этот текст. Каким образом знаки, обозначавшие самих себя, вдруг стали обозначать что-то другое? Оказалось неожиданно. Это связано с использованием слов в текстах по грамматике. Рассмотрим, например, фразу

"Нужно писать 'корова' с буквой 'о'."

В ней "корова" стоит в именительном падеже. Потому что "корова" обозначает слово "корова", то есть само себя, а не какую-нибудь там корову на лугу! Обалдеть, да? Оказалось, что все порождает учебник грамматики. Этакие генеративисты V века.

Похоже, что по Бхартрихари именно таким таким образом (путем склонения из именительного падежа в винительный) самотождествeнная корова, мой любимый символ 牛, превращается в миллоны похожих, но разных вполне материальных коров, пасущихся на лугах и жующих сено! Нет, ну кто скажет, что это не крышесносно?! Kогда я пишу про корову, на самом деле я думаю про фразу из нобелевской лекции Ричарда Фейнмана, сказанную ему Дж. Уилером: "Because, they are all the same electron, Feynman!" Как из предсатвления об одинаковых тождественныx элементарных объектax вроде электронов (являющихся в сущности символами) появляется материя, состоящая из похожих, но не тожественных объектов, вроде бактерий и клеток.

Как из единства возникает многообразие, в тех случаях, когда редукционизм не дает убедительного объяснения. Наши понятия, включая язык, содержат инструменты для обсуждения этих вопросов, но они совсем не очевидны - например, связь с идеей падежа совсем не на поверхности. Ну а каким образом возникают различные падежи - уже следующий вопрос.


Формальная ссылка на текст:
Collapse )