April 24th, 2019

(no subject)

Теоретический юридический вопрос, который я не до конца для себя понимаю (и который довольно актуален и в виртуальной жизни, и в реале).

Если вы говорите правду о человеке, и эта правда наносит ему ущерб, может ли он обвинить вас в нанeceнии ущерба его репутации и требовать компенсации?


Например, вам звонит работодатель и спрашивает про судента А. Вы честно говорите, что студент А является троечником. Студента не принимают на работу. Он узнаёт, что причиной стала ваша отрицательная рекомендация. Имеет ли он право подать на вас в суд за причинение ущерба и раскрытие приватной информации о нем?

Если да, то это странно, вы ведь сказали правду и ни в чем не виноваты. Работодатель имеет право знать правду и принимать свое решение. Если нет, то не понятно, почему все такие рекомендации засекречивают, зачастую, мотивируя стремлением избежать судебных исков?

Аналогично - если вы объективно, но нелицеприятно высказываетесь публично о коллеге и его научном уровне? Может ли он обвинить вас в разрушении репутации? Если вы отрицательнио высказываетесь о качестве диссертации, и это, допустим, приводит к ее незащите? Есть ли разница в смысле юридической ответственности, если вы делаете это в рамках служебных обязанностей или как частное лицо?

(no subject)

Переписал (и немного отредактировал) черновик про деньги как агент, творящий материю из ничего. Хочу доработать текст и где-нибудь опубликовать. :)

---------------------------------------------------

Деньги - это материальная или идеальная субстанция? На первый взгляд, вопрос может показаться нелепым. Слово "материальный" часто используется как синоним слова "денежный". Например, "материальная заинтересованность", "материальная помощь". Деньги - это, пожалуй, самая материальная из всех возможных сущностей. Однако, все не так просто.

Чтобы разобраться, неплохо бы найти определения материального и идеального. Я знаю несколько таких определений. Самое, пожалуй, важное из них связано с кантовской идей априорных форм чувственного восприятия, к которым относятся пространство и время. Попросту, все материальное локализуется в пространстве и существует во времени. Например, компьютер - материален, потому что он лежит передо мной, занимая определенное место в пространстве, и происходит это в определенное время. А вот теорема Пифагора не материальна. Она не находится в физическом пространстве и времени.

На деле, конечно, пространство мы конструируем из сочетания зрительного и моторного восприятия, а время - используя память и нашу способность к одновременному сочетанию текстового (разворачивающегося во времени) и образного (цельного) восприятия. A затем абстрагируем их при помощи соответствующих групп симметрии. Тем не менее, если мы хотим разделись явления на внутренние (субъективные) и внешние (объективные), то мы видим, что внешние разворачиваются в пространстве и времени. Это и значит "априорные формы чувственного восприятия". Форма здесь противопоставлена материалу, то есть самим явлениям.

Если под деньгами понимать денежные знаки и монеты, то они, без сомнения, локализуются в пространстве. Например, у меня в кошельке. Или у кого-то другого в кошельке. Однако большая часть моих денег находится не в кошельке, а на счету в банке. Счет этот довольно виртуален. Никакого физического местонахождения он не имеет - ни в отделении банка в моей деревне, ни в штаб-квартире банка на Манхеттене, ни в каком-лобо другом конкретном месте моих денег нет.

Пару месяцев назад я в своем банке переложил двести тысяч долларов с сейвингс-аккаунта на CD. Теперь я каждое утро наблюдаю, как на эту сумму растет процент. За менее чем три месяца уже прибавилось тысяча долларов.

Есть что-то магически завораживающее в том, как деньги возникают ниоткуда и без причины, даже маленькие суммы. Лет пять назад я увлекался игрой на бирже, и это то же магическое ощущение, на которое легко подсесть. Легко понять, что труд имеет денежный эквивалент. Понятно и то, что любой предмет и любая материя в каком-то смысле имеют денежный эквивалент, то есть свою рыночную стоимость, поскольку могут быть товаром. Но как получается, что просто время и НИЧТО тоже имеют денежную меру? Ведь от того, что я виртуально переложил деньги с одного своего счета на другой, ничто не изменилось.

Получается, что деньги, с одной стороны - самая материальная субстанция. С другой стороны - самая идеальная и виртуальная.

Слово "виртуальный" означает "почти существующий" и имеет два противоположныx значения. "Виртуальный" (almost or nearly as described, but not completely) может означать "не существующий, но похожий на реальный" (virtual reality) и "фактический, существующий, но не вполне официально" ("the virtual absence of border controls").

Возможно, в материализации денег из пустоты сокрыта тайна творения материального ex nihilo? Обычно мы представляем, что Всевышний сотворил мир путем эманации "света" (условно). Но вот деньги на наших глазах возникают из пустоты, конвертируются в материальные продукты, играют в свои бессмысленные иллюзорные игры и затем исчезают.

Деньги идеальны, но являются мерой всего материального. В тоже время они - мера времени, энергии и информации, потому что те тоже являются товарами. Непрерывны деньги или дискретны? Деньги - это непрерывный материал, например, серебро. Из серебра чеканятся тысячи одинаковых монет, например, тетрадрахм или тирских шекелей. Напомню тем, кто не знает, что шекель (тетрадрахма) из тирского серебра с изображением Мелькарта была единственной монетой, которая принималась в Иерусалимском Храме для служения Всевышнему.

Другое определение материального, которое мне симпатично, связано с тождественностью неразличимого. Две коровы (или две бактерии, не важно) могут буть очень похожи дрыг на друга, но при желании их всегда можно пометить и отличить одну от другой. Не таковы символы. Например, слово "корова" или "КОРОВА", каким бы образом мы его бы ни записали - это то же самое слово. То же касается, скажем, символа кандзи 牛, обозначающего корову.

Но разве наличие идентификации у каждого предмета не является тоже априорной формой чувственного восприятия? Объекты внешнего мира тождествены самим себе, но при этом различимы. Объекты внутреннего мира тоже тождественны себе, но при этом обладают тождественностью неразличимого, поскольку являются по сути символами. Все коровы в реальном мире похожи, но различмы. Слово "корова" (или знак 牛) сколько ни повторяй и ни записывай на разный манер, это тот же знак. Я не устаю повторять этот пример, поскольку по мне он является ключом к различию материального и нематериального. B науке это проявилось в эпоху fin de siècle в виде парадокса Гиббса (энтропия неразличимых объектов отлична от энтропии различимых, поскольку y них статистика разная).

Способность нарекать имена - фундаментальная способность человека (автор Быт. 2:20 тоже это знал). В классической реальности нет ни одного предмета, на который нельзя было бы повесить инвентарную бирочку в том же смысле, как нет ни одного предмета вне пространства или времени. Парадокс Гиббса и статистика в КМ описывают не классическую реальность, а наше знание о ней. "Все электроны - это один электрон" - типичное квантовое рассуждение (разумеется, к протонам и нейтронам, из которых построена материя, это тоже относится). А вот про сложные молекулы так уже не скажешь, там много индивидуальных различий накапливается (из-за существования изотопов и из-за некоторых других причин).

Философия различает форму и материю. Деньги - это идеальная материя без формы. Ну, а почему деньги связаны с редукционизмом? В редукционистском представлении исторически очень важную роль сыгpaло открытие инерции и гравитации. Инерция - это движение без действующей причины. То есть двигaтелем выступает Ничто. Гравитация в ньютоновском понимании - это дальнодействие. То есть переносчиком взаимодействия является Ничто. Понимание ХХ века подкорректировало эти идеи, объявив, что инерция и гравитация - это одно и то же, мол, гравитация - это движение по инерции в искривленном пространстве-времени. Так или иначе, такое вот Ничто крутит планетами и небесными сферами. На основе законов этого движения физики надеются принципиально объяснить все на свете, мол, в мире нет ничего кроме движущейся по инерции материи. То есть одно только Ничто.

Ну и причем же тут деньги? Деньги - это тоже ничто. Они ну не то чтобы растут на деревьях (трудно работающие люди обидятся, если я скажу такое), но как-то материализуются или сгущаются на вашем банковском счету, подобно конденсации утренней росы на листьях лотуса.

При этом ваш банковской счет сам совершенно виртуален, но вы при желании можете обменять их на бумажные деньги (например, при помощи банкомата) или на серебряные тетрадрахмы, которые совершают свой круговорот, пока не вознесутся к небу в виде воскурения.

Акт обналичивания безнала - превращения виртуальных денег на счету в тиражируемые миллионами одинаковые но различимые монеты (напремер, тирские тетрадрахмы) - эквивалентен акту творения материи ex nihilo.

Деньги, лишенные формы - это определенная иллюзия материального. Научная работа, оцениваемая по грантам - это имитация науки. Деньги обеспечены содержанием конвенционально, то есть только пока люди согласны, что они обеспечены содержанием.

Американской национальной школой философии является прагматизм. Далеко не все отдают себе отчет в том, что именно этот порожденный протестантизмом прагматизм дал начало, например, бихевиоризму в психологии и другим крайним формам вульгарного атеизма. Основоположник прагматизма, Чарлз Пирс - удивительная фигура, логик и семиотик. Пирс писал и о неучном методе. По его мнению в основе правильного научного метода должна лежать экономия денег, или, как говорят американские методологи, epistemological bang for the buck. То есть деньги неразрывно вкраплены в систему познания.

Я однажды спросил своего декана по имени Бретт: на ваш взгляд, деньги - это средство для осуществления научной работы или цель? Бретт ответил, что и то, и другое.

Kогда я говорю, что мир творится деньгами, я не имею в виду представление о творении в авраамических религиях. Я имею в виду представление о наводящей иллюзию реальности мира гипнотической силе "майя" в адвайте, кашмирском шиваизме и дзогчене. Благодаря майе единое, стоящее за нашим миром, кажется нам многообразным. По этим представлениям, в мире нет ничего, кроме играющего с самом собой сознания, как бы проецирующего на экран образы мира. Это не так уж далеко от идеи, что в мире нет ничего, кроме бессмысленно движущейся по инерции материи.

A на что жe болee всего похожа такая сила, которая стоит одновременно за материей, информацией, энергией, работой и ходом времени? При этом является по сути иллюзией, но мы согласились считать ее конвенционально реальной. Сила, превращающая одинаковое в видимость разнообразного, подобно калейдоскопу. При этом сама универсальна и не имеет формы. При этом круговорот движения, запускаемого ею, проходит мимо, мимо кассы, возвращается как ветер на круги свои и исчезает, а суть ухватить невозможно - скажем, суть рождения и смерти. Думаю, понятно к чему я клоню: такая сила больше всего похожа на деньги.