June 11th, 2019

(no subject)

Я все интересуюсь вопросом о том, что считается успешной научной работой с точки зрения администраторов и работодателей, и как ее грамотно имитировать, чтобы начальство было довольно.

В глубине души я и сам считаю, что требование "уметь украсть где-то денег", т.е. приносить гранты и хоздоговора (контракты) - не такое уж необоснованное. В конце концов на любой работе такое есть. Часть работы, скажем, программиста - иметь выдающиеся навыки общения, excellent communication skills. То есть если программист какой-нибудь задрот-социофоб, не умеющий общаться, то значит он плохой программист, поскольку превосходное умение общаться - это часть job description. Не так ли?

В русскоязычной системе звание, скажем, академика - не просто высшее научное звание, но прежде всего, административное. Академики обычно директора институтов, т.е. это звание показатель их организационных способностей и карьерных способностей, важного умения вписываться в систему и карьерно продвигаться. Аналогично, скажем, степень доктора наук подразумевает организационно-педагогическую деятельность. А в советское время еще и требовался положительный морально-политический облик. На Западе морально-политический облик не требуется, но этический облик и порядочность требуется (например, известные громкие случаи лишения доктората за аферы). Так примерно я рассуждал, выступая адвокатом дьявола.

Ну вот пару лет назад я в очередной раз написал здесь в ЖЖ, что научные успехи подразумевают и организационно-педагогические способности и навыки общения. Вот, скажем, Гр. Перельман - кандидат наук, а не доктор, несмотря на то, что решил проблему тысячелетия и получил филдсовскую премию. Это, наверно, потому что он не ведет административно-педагогическую работу, не имеет учеников и аспирантов. Когда я это написал в ЖЖ пару лет назад, какой-то математик мне сказал, что в математике для степени д. ф-м. н. не имеют значения ни административно-педагогические достижения, ни communication skills, навыки общения. Только глубина и важность научных результатов.

Короче, логически я себя не убедил ни в том, ни в противоположном. А каких-то ролевых моделей или менторов, на чье мнение я бы мог полагаться, у меня нет. :)

(no subject)

Посмотрели Что-Где-Когда, играла команда Сиднева. Жаль, конечно, что Друзь ушeл из этой команды и из ЧГК со скандалом.

По сути дела: он говорит, что согласился на жульничество в телепередаче, чтобы вывести Илью Бера на чистую воду. По моему, это совершенная дичь. Он четко согласился с тем, чтобы поделить приз. Не заявил в милицию, не отказался от участия в передаче. Кто и с какой стати его просил кого-либо выводить на чистую воду, да еще не согласовав это заранее с органами милиции или прокуратурой? Даже если это правда, то ничем не отличается от махинации.

https://www.bbc.com/russian/news-48464380

(no subject)

Две вещи еще хотел написать, и на этом на сегодня все, займусь делом (у меня все равно каникулы). :)

Перечитал Laird про механику ренессанса и 17 века.
http://www.fundacionorotava.org/media/web/files/page145__cap_02_06_Laird.pdf
https://www-jstor-org.ezproxy.lib.uwm.edu/stable/pdf/301830.pdf

Он пишет, что механика состояла из трех разных наук, которые не совсем совпадали с современным делением на статику, кинематику и динамику.
1. Натурфилософия (philosophia naturalis ) или собственно физика - туда относились зачатки кинематики и динамики.
2. Наука о равновесии рычагов (scientia de ponderibus), связанная с Jordanus de Nemore (Иордан Неморарий, ХIII век) работы Архимеда были менее известны. Галилей вроде как превратил всю эту статику в динамику, т.е. из баланса сил получил момент количества движения.
3. Ремесло или искусство механики (artes mechanicae or sellulariae or machinativae), практические знания о том, как строить машины.

В псевдо-аристотелевом трактате "Механические задачи" говорилось, что механика имеет четыре признака:
1. Это теоретическая наука, а не ремесло.
2. Она математическая, хоть и касалась природы
3. Она рассматривала движения, которые не являлись природными и даже были противоположны естественным / природным.
4. Мeханика соотносилась с человеком (сегодня мы бы сказали - в смысле масштаба, но древние, наверно, имели в виду не совсем это).

Третий пункт особо важен. Механика отличается от натурфилософии тем, что рассматривает искуственные вещи, а не только природные явления. Здесь и "культура vs. природа" и "естественная наука vs. прикладная / инженерная".

Harald A. Wiltsche пишет о том, что до Галилея аристотелева механика изучала "события" / "случаи" (occurrences), Галилей же стал изучать phenomena, "явления" (за которыми стоит математическая сущность, но которые должны быть очищены от случайных наслоений):

"Within the Aristotelian tradition that preceded Galileo, mechanics was concerned with natural occurrences, 6 i.e. with physical processes exactly as they take place under natural circumstances. For instance, the Aristotelian law of falling bodies (according to which the speed of a falling body is proportional to its absolute weight divided by the resistance of the medium) was supposed to account for (and was taken to be supported by) a wide variety of real falling objects observable under normal, lifeworldly conditions. By contrast, Galileo conceives of mechanics as the study of phenomena, i.e. the invariant forms that allegedly underlie natural occurrences. A natural occurrence, for Galileo, is always the result of one or more phenomena and a great number of accidents. Although Galileo acknowledges that the accidents are responsible for the huge variety of observable natural occurrences, he claims that they must be ignored in physics. Since they are “infinite in number” and since “it is not possible to give any exact description [of them]” (Galileo 1954, 252-253), Galileo thinks of causal accidents as impediments that must be systematically excluded if we are to arrive at a true account of reality. One of the means through which we may avoid the mess of accidents and gain access to the real world of pure (i.e. accident-free) phenomena is the technique of geometrical idealization. This is what Galileo has in mind when he famously declares that the “book that is constantly open before our eyes, that is the universe, […] is written in mathematical language” (Galileo 2008, 183) and “that trying to deal with physical problems without geometry is attempting the impossible” (Galileo 1967, 203).

"6 The terminology of “natural occurrences” and “phenomena” is due to McAllister. “Phenomenon“, in this context, is an umbrella term that refers to all relatively general and stable features of the world that—although unobservable in many cases—are considered interesting from a scientific point of view.
http://www.haraldwiltsche.com/uploads/5/0/4/6/50464133/ihdegalileodraft.pdf

в Цюрихе в 1910 г.

Ну, продолжу тему вот про этот дом, который я сфотографировал в Цюрихе на Moussonstrasse 10, где жил с 1909 по 1911 В.И. Ленин с Н.К. Крупской Эйнштейн, пока был, кажется, адьюнктом в Цюрихском университете. В это время он жил с Милевой, в 1910 родился их второй сын (после ставший шизофреником). В том же году, пока Милева была беременная, Эйнштейн переписывался с любовницей Marie Winteler, которой жаловался на неудачную личную и семейную жизнь.

Collapse )

За это время он написал статью про поверхностное натяжение, критическую опалесценцию, еще писал какие-то доклады про магнетизм и про принцип относительности, рецензии на работы Планка (который, собственно, его и заметил и сделал Эйнштейном, когда он никому не был особо интересен).

Но меня более всего заинтересовало, что в том году он читал курс механики. От которого сохранились, опубликованы и переведены на английский конспекты. Такой типичный курс механики для физиков (что ваш первый том Ландау и Лифшица, только без задачек).

Меня крайне заинтересовала его трактовка законов Ньютона. Являются ли они фальсифицируемыми законами природы или же являются определением силы (второй закон) и определением отсутствия взаимодействий (первый закон). От ответа на этот вопрос зависит ряд тонкостей в том, как понимают ряд понятий механики. Например, существует симпатичная мне экстремистская точка зрения, что механика изучает только логические законы природы, принципиально не фальсифицируемые (по Попперу).

Точка зрения Эйнштейна меня удивила и даже отчасти поразила. Он записал, что это эмпирические законы, которые, строго говоря являются определениями и не опровержимы логически опытом (т.е. не фальсифицируемы). Тем не менее, они могут быть отброшены, если не подтверждаются опытом. Например, если окажется, что у параллельно соединенных одинаковых пружин сила не одинакова, это не будет логическим противоречием, но будет означать, что определение силы неудачно, и нужно бы найти более простое определение.

Ссылка: Einstein Papers Volume 3: The Swiss Years: Writings 1909-1911. Doc. 1 Lecture Notes for Introductory Course on Mechanics at the University of Zurich, Winter Semester 1909/1910, p.6

Интeресно, насколько такая точка зрения принята? Грубо говоря: 2*2=4 - логически не опровержимо. Но если на практике окажется, что удобнее считать, что 2*2=3.99, то нужно просто поменять соответствующие определения.