October 5th, 2019

(no subject)

Чувственная бачата выглядит вот так. Хочу разобраться, составляет ли такой танец юридически consensual romantic relashonship (проблема under Title IX legislation может быть, если доцент танцует со студенткой, даже по взаимному согласию). Как узнать?

dybr

Старший коллега-японец был главой комитета по аспирантуре и очень увлеченно занимался этой работой: раздавал указания, назначал заседания. Во вторник на заседании кафедры, как раз после того, как Японец назначил следующее заседание, неожиданно коллега Кришна (давний оппонент японца, пару лет назад ставший полным профом, несмотря на сопротивление японца) заявил, что хочет быть председателем этого комитета. Потребовал голосование тайными бюллетенями. Проголосовали, за Кришну - семь, за японца один (он сам).

Понурый японец пообещал передать дела комитета Кришне. Такая потеря лица; самураи, наверно, в такой ситуации делали харакири, оно же сеппуку.

money vs. science

У нас был в пятницу первый faculty meeting, доклад декана был совсем малорадостным. Но он повторил, что наша цель - довести научную работу до 25 миллионов в год. Сейчас около 4 миллионa, пять лет назад было около 8 миллионов. Несколько людей с миллионными грантами ушли в более престижные места, а новых миллионеров пока не вырастили. Декан продолжает каждый год говорить про 25 млн.

Спрашивается, зачем вообще использовать такую метрику, которая выставляет нас в невыгодном свете? Если было 8, а стало 4, разве это значит, что наука у нас стала в два раза хуже? Мы меньше публикуем? Я так нет. В менее престижных журналах? Тоже нет. Мы стали менее авторитетны, к нам реже обращаются за экспертизой / рецензиями / отзывами / редактированием? Тоже нет. Все только выросли, стали опытнее.

Спрашивается, зачем использовать метрику, которая выставляет нас в невыгодном свете, будто у нас меньше результатов? Зачем измерять деньгами? Мы не банк, не финансовая организация. Деньги не печатаем. Функция университета - производить и распространять знания (бесплатно) и предоставлять affordable (то есть дешевые) образовательные услуги.

Можно подумать, что деньги важны из-за их материальной ценности - приток к бюджету. Но администраторы говорят, что эти не так: деньги на исследования слишком привязаны стропами к статьям расходов (тебе дают деньги на какую-нибудь бетономешалку, но потратить их ты можешь только на эту бетономешалку для этого проекта). Бюджет складывается из платы за обучение, а деньги на науку принципиального значения не имеют.

Декан с кислым видом опять (как каждый год) говорил, что наша цель - 25 миллионов, 250 тыс на каждого профессора, сто профессоров (сейчас около 60).

Стесняюсь его спросить, а зачем мерить достижения деньгами, если как раз по деньгам мы успехов не имеем? Может спросить все же? У меня есть разные гипотезы (от влияния философии прагматизма до того, что администраторы что-то недоговаривают о роли денег, или что это просто традиция на инженерном факультете и не все так считают, или что просто все тупые и кроме денег никаких достижений не имеют).

(no subject)

Начинается нобелевская неделя, интересно, какова вероятность премии за литиевые батареи? Тогда наш Зав воссияет. А тo тут некоторые говорят, что батареи - это не актуально уже. В прошлый год были энзимы, до того - электронная микроскопия, до того ДНК. В этом году по понятиям должна быть или физхимия, или электрохимия (т.е. батареи).

По физике была оптика, до того астрофизика (гравитационные волны), перед тем физика твердого тела, перед тем - нейтрино. Может быть что угодно кроме оптики.

По литературе две премии будут, и им нужно ореспектабелиться после Дилана и Алексиевич и скандалов. Нужен один прозаик, один поэт. Раньше я ставил на Адониса, теперь не знаю.