June 8th, 2020

Ну, выложу сюда этот длинный текст

ТРЕНИЕ, ПУСТОТА И ЯЗЫК: ИЗ ИСТОРИИ И ФИЛОСОФИИ НАУКИ
Михаил Носоновский
Висконсинский университет Милуоки, США [1]

Аннотация. В статье рассмотрена история ряда понятий и явлений, связанных с физикой трения. Явление инерции было открыто Галилеем, продолжившим более ранние работы Жан Буридана и Николая Орезмского, благодаря тому, что удалось абстрагироваться от трения и преодолеть аристотелево представление о невозможности пустоты. Это представление связано также с логически довольно сложными понятиями покоя и движения. Базовые понятия статики трудно определить, не привлекая понятий динамики. Одним из логических подходов является понимание механики как языка для описания данных о движении, а не самого движения. При таком подходе линейности соответствует контекстная независимость, а силовым взаимодействиям соответствует обмен информацией. Рассмотрение этих представлений подводит к размышлениям о языке мышления и о проблемах узнавания и самоорганизации. Автор представляет свои идеи в контексте истории мехники.

* * *

Птица уже не влетает в форточку.
Девица, как зверь, защищает кофточку.
Подскользнувшись о вишневую косточку,
я не падаю: сила трения
возрастает с паденьем скорости [2].
(Иосиф Бродский, 1972)

Ко мне обратились с предложением написать материал для сборника к 75-летию Евгения Михайловича Берковича, редактора портала “Семь Искусств” и интернет-журнала “Заметки по еврейской истории”. Я думаю, уместно будет поместить здесь материалы, накопившиeся у меня в результате обсуждений на портале и вокруг него. Речь пойдет о нескольких проблемах из истории и философии науки, связанных с трением как физическом явлениeм, но и довольно далеко от трения отступающих.

О трении и его роли в истории науки я не раз писал [3]. Сила трения играет в физике парадоксальную роль. Физики не любят трение и оставляют его изучение инженерам и материаловедам, полагая трение не фундаментальным явлением. Если говорить об истории науки, то именно благодаря тому, что удалось абстрагироваться от трения, Галилей смог открыть такое явление как инерция, что дало начало всей физике нового времени. Речь о галилеeвом принципе инерции (GPI), который вошел в механику как первый закон Ньютона. К кругу явлений, исследованных Галилеем, относятся также открытые им линейные системы со своей собственной частотой (маятник), что привело к возможности точно измерять линейное, равномерно текущее время [4]. Фактически, в результате этого появилась вся современная наука с ее редукционистским методом, когда из многообразия сложных явлений выделяют простые, воспроизводимые феномены, которые можно исследовать в лабораторных условиях при помощи точных инструментoв, либо при помощи моделей (как, например, гравитационное движение двух тел). Затем установленные таким образом, то есть путем анализа простых систем, законы природы применяют к сложным системам.Collapse )