May 14th, 2021

продолжаю знакомиться с американскими аналитическими философами языка и мышления

Продолжаю читать книгу Лакоффа ("Женщины, огонь и опасные вещи") про когнитивные метафоры. Эта "популярная" (ха-ха) книга длинна, обстоятельна и многословна (791 страница). В ней нет привычного сегодня подхода "объяснить центральную идею за 40 секунд". У Лакоффа множество глав и разделов, в каждом из них начинается объяснение того, что он хочет сказать: "во-первых... во-вторых, ... в-пятнадцатых". И так много раз. Сама книга здесь: https://vk.com/doc5787984_440747866

Итак, Лакофф раскритиковал понятие "понятия" или "категории", базовое для любого научного описания, которое все понимали неправильно от Аристотеля до позднего Витгенштейна. Поздний Витгенштейн задумался, что категории не определяются признаками. В них больше исключений, чем правил. Скажем, словом "игра" обозначются очень разные виды деятельности.

Основной пример - понятие цвета (см. мою предыдущую запись), которое на первый взгляд абстрактно, а на самом деле физиологично.

Что же дальше у Лакоффа? А вот что. Проблема не только в абстрактных категориях, но в разделении синтаксиса и семантики. Которые на самом деле нельзя разделить (по Лакоффу). Разделение идет из формализации математической логики. Грубо говоря, для Эвклида точка - это точка, а прямая - это прямая. A уже для Бурбаки "точка" и "линия" - это слова, которые могут значить что угодно. Лакофф не поминает ни Бурбаки ни Фpенкеля с Цермело, но почему-то напирает на Гильберта.

Ну и вот этот формальный подход (с разделением синтаксиса и семантики) перенесли на лингвистику. Это проблема, по Лакоффу. Он предлагает "когнитивную грамматику" вместо генеративной. Даю слово автору:

"Правила синтаксиса в генеративной лингвистике являются, таким образом, по определению независимыми от семантики. Семантика по определению является интерпретационной, то есть она наделяет значением неинтерпретированные символы синтаксиса. В генеративной грамматике существует два различных подхода к семантике. Один из них того же вида, что и в математической логике, где символы синтаксиса отображаются на модели. Этот подход принят в генеративной семантике, грамматике Монтегю и других теориях. Другой подход использует то, что Льюис назвал стратегией «языка маркеров», заключающейся в алгоритмическом переводе символов синтаксиса в символы другой формальной системы, рассматривающейся как «язык мысли». Этот подход принят Катцем, Фодором, Хомским и другими. Он также характерен для исследователей в области искусственного интеллекта."


"Существуют два типа семантики для генеративной грамматики. Это или отдельно теоретическая семантика, или же семантика, представляющая собой перевод в другую систему символов — «ментальный язык», обычно называемый логической формой семантической репрезентации — в которой символы рассматриваются как внутренние репрезентации внешней реальности. На оба этих случаях распространяется критика Патнэма (см. гл. 15). Это означает, что генеративная грамматика не может иметь непротиворечивой теории значения."

В качестве доказательства он приводит (не очень понятную русскому) английскую конструкцию с THERE, которая может иметь либо указательное, либо существовательное значение. Отличить их на уровне синтаксиса не удается, в синтаксис вторгается семантика.

Доказательство - эмпирическое (раздел страниц на 200), но он сам говорит: "Наш тезис состоит в том, что все генеративные подходы к грамматике неадекватны. Доказательство будет эмпирическим — базирующимся на очень большом массиве данных. Но перед тем как углубиться в подробности, следует отметить, что генеративные подходы к изучению языка неадекватны не только по эмпирическим, но также и по теоретическим основаниям."

"Существуют два типа There-конструкций, дейктические и экзистенциальные: Дейктическая: There’s Harry with his red hat on ‘Вон Гарри в своей красной шляпе’. Экзистенциальная: There was a man shot last night ‘Прошлой ночью был застрелен (или ранен) человек’. Термин дейктический используется для обозначения таких слов, как this ‘этот’ и that ‘тот’, которые используются для указания или интерпретируемы только в том контексте, в котором произнесено предложение. В There's Harry with his red hat on слово there используется для указания на положение относительно говорящего. Поскольку оно указывает на положение относительно говорящего. В экзистенциальном употреблении речь идет не местоположении, но о существовании, в данном случае о существовании события. There в There was a man shot last night не указывает на место. Поэтому дейктическое there может сопровождаться указывающим жестом, тогда как экзистенциальное этого не допускает."

Выходит, как категории и понятия нельзя определить чисто умозрительно (что значит "красный"? без человека с сетчаткой и колбочками вопрос бессмысленный; ответ "длина волны 650 нм" не годится, поскольку волна не всегда монохроматична), так и синтаксис нельзя ввести чисто формально.

Меня это не вполне убеждает (ну а еще без человека, несферического в вакууме, нельзя определить, чем костюм-тройка отличается от смокинга и от лапсердака; ну и что?). Но насчет синтаксиса и его отделения от семантики есть о чем подумать (английское there тоже не убеждает, мало ли что есть в дурацком английском языке, но тем не менее). Из правил грамматики бывают исключения - это открытие?