מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:

Юрий Колкер о социализме Анатолия Максимовичa Гольдбергa (обозревателя Би-Би-Си 1970х)

Многим людям кажется, что западные СМИ очень полевели за последние годы. Мол, нынешнее Би-Би-Си это не то Би-Би-Си, которое было в 1970. Поэтому, мол, в 1970e разве что советская пропаганда могла назвать западные голоса и мейнстримные СМИ "врагами народа". A ныне они действительно враги народа (по выражанию Трампа).

Два раза в разных местах я с изумлением читал рассуждения про А. М. Гольдберга (комментатора русской службы Би-Би-Си 1960-1970х гг.), как якобы правого комментатора. Мол, на сегодня таких правых на Би-Би-Си нет, не пускают. Почему-то людям, слушавшим Би-Би-Си в начале 1970х, он сейчас кажется этаким Рашем Лимбо, сторонником дикого капитализма без налогов и профсоюзов. Но это ложь, Гольдберг был убежденным социалистом. Вот что пишет Юрий Колкер в воспоминаниях о Гольдберге:


"Помимо человеческой щедрости во всём этом сказались принципы и убеждения: социальная справедливость была важным моментом в мировоззрении Гольдберга. Был он социалистом — в точном (и теперь забытом) смысле слова, то есть поборником сглаживания общественного неравенства в распределении благ. Для Гольдберга это не была вера в уравниловку, — нет, это был социализм в духе Чернышевского и других сентиментальных мыслителей второй половины XIX века. Гольдберг чувствовал себя словно бы в долгу перед слабыми, был готов поступиться своим достоянием в пользу тех, кому приходится хуже, а для себя не требовать ни льгот, ни преимуществ, которые могли бы причитаться ему как человеку образованному, талантливому или хотя бы просто пожилому.

Со всею наглядностью это проступило в дни его предсмертной болезни. Человек, проживший всю свою жизнь на Западе, известный в Великобритании радиожурналист и полиглот, профессионал, кавалер британского ордена, врученного ему самой королевой, он был (или, во всяком случае, мог быть) небеден, и совершенно точно мог себе позволить частную медицинскую страховку, дающую право на место в хорошей клинике. Но привилегии шли вразрез с принципом, — и коллеги, навещавшие Гольдберга в 1982 году, после его второго инфаркта, с изумлением находили его в общей палате обычной государственной больницы. То же — и с жильем: собственности он не приобретал, жил со своей верной Эльзой в квартире, полученной в порядке общей очереди и на общих основаниях, на девятнадцатом этаже. (Заметим, что в Великобритании в многоэтажных домах — да еще так высоко — живут только самые бедные.) Хотя сведений об этом не сохранилось, но можно не сомневаться, что он и благотворительностью занимался, — весь стиль его жизни, весь его облик с неизбежностью подводят к этой мысли.

Социалистом-либералом был он и в своей работе. Советский социальный эксперимент в принципе казался ему делом положительным, а сопутствующие эксперименту репрессии и культурное помрачение — случайными накладками, досадными побочными явлениями, вовсе не соприродными строю. Идея была хороша, а плохи — исполнители. Такой подход вызывал недоумение у его коллег, бежавших из СССР в 1970-е годы. Что до слушателей в СССР, то позиция Гольдберга была созвучна многим из них вплоть до первых заморозков после антисталинской оттепели, но стала встречать всё меньше понимания после 1960-го года. Среди набиравших силу диссидентов копилось сперва неудовольствие, а затем и раздраже­ние, которое по временам начинало переходить в бешенство. К сере­дине 1970-х терпение в Советском Союзе истощилось у самых тер­пеливых. Жить под гнетом провалившейся утопии никто больше не хотел и не мог, — а из Лондона по-прежнему мягко журили Брежне­ва, призывали его остановить лагерные зверства, да сверх того при­ветствовали, хоть и с некоторыми оговорками, «мирные инициати­вы Кремля». Так под конец жизни Гольдберг оказался между двух лагерей: советское начальство, разумеется, поносило его как ма­терого шпиона, диссиденты же накинулись на него как на человека, не понимающего ни природы режима, ни намерений советской вер­хушки, ни нужд России."

http://yuri-kolker.com/articles/Goldberg.htm
Subscribe

  • (no subject)

    1) Мне кажется, что эмпатия - это умение подстраиваться под собеседника. Но многие, видимо, разделяют это. Знаю женщин, которые считали себя…

  • (no subject)

    Читаю книгу М. Р. Гинзбурга про эриксоновский гипноз (есть в сети). Это научная книга, точнее учебник (очень обстоятельный) базового курса гипноза…

  • (no subject)

    Элегуа выглядит ребенком или стариком (начало и конец) добрым или злым (красное или чернoе поле). Он дает знаки, когда не знаешь, какое решение…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments