מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

практически "Дом-2"

В Фейсбуке увидел ссылку на статью про советский эксперимент 1968 года - три мужика жили целый год в замкнутом пространстве, что было имитацией длительного космического полета. Психологически это было тяжело, никакой privacy, 366 дней в замкнутой коморке, у участников начиналась депрессия, но все выдержали до конца эксперимента.

"Представьте, вам на год выключают солнечный свет, звук дождя, трамвайные звонки, шум листьев на ветру, сам ветер, запах мокрого асфальта, шерсть собаки на ощупь, ​всякое воробьиное чириканье, наличие которого в жизни только тогда и замечаешь, когда его отключают.

Пока все идет как будто нормально, — ​записывает в дневник Андрей. — ​Позади самый тяжелый период перестройки и становления отношений. Теперь мне совершенно ясно, что самое трудное — ​пребывание втроем в закрытом помещении, откуда нельзя уйти, если что-нибудь не по душе. Эта постоянная психическая нагрузка изматывает, пожалуй, больше, чем все остальное. Думаю, что Герман и Борис испытывают подобное же чувство…"



https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/12/22/75007-mars-brosok

Жизненная площадь испытателей — ​всего 12 квадратных метров, четыре в длину и три в ширину. Если учесть, что половина пространства занята оборудованием, то для самой жизни трех взрослых человек остается что-то вроде типичной кухни в хрущевке. Весь год ребята будут сшибать углы — ​так и не смогут приспособиться к тесноте.

Обстановка в камере аскетичная. Темные стальные некрашеные стены. Решетчатый потолок. Всюду провода. Пульт бортового врача. Три полки для сна — ​друг над другом. Откидной столик с пультом связи. Крошечный камбуз. Плита. Холодильник. Велоэргометр для физических тренировок. Дверь в оранжерею, пока закрытая. Тесный санузел. Никакого уюта. Это нужно для чистоты эксперимента. Не в том смысле — ​что нужна угнетающая обстановка. Имеется в виду чистота буквальная — ​чтоб не было питательной среды для микроорганизмов. Поэтому стальные стены без обшивки. Поэтому нет никаких очеловечивающих пространство шторок.

Уже к вечеру первого дня все трое загрустили. Разыграли спальные места. Улеглись. Но уснуть долго не могли. Молча лежали в спальных мешках, каждый наедине со своими мыслями.

В семь утра по радиосвязи их приветствует Командный пункт: «Бытовой отсек, подъем!» Они спрыгивают с полок и тут же отстегивают еще непривычные медицинские пояса (больше похожие на сбрую) с электродами и датчиками, с помощью которых снаружи контролируют частоту их дыхания и пульса во время сна. Загорается лампочка под потолком. Внешняя шторка за иллюминатором медленно открывается, и из темноты на них, не моргая, глядит глаз кинокамеры. Начинается второй день эксперимента.

Зарядка, умывание, завтрак, уборка, пробы, записи параметров в журнал (каждые два часа), медицинские обследования, обработка данных, записи в журнал, опять пробы, журнал, опять обследования, журнал, самомассаж, сон. И только днем в расписании есть час отдыха и вечером — ​45 свободных минут. Отбой — ​в полночь.

Здесь, внутри стальных стен, дни похожи один на другой с точностью до минуты. Все идет по графику. Вечер — ​самое трудное время. Нестерпимо хочется выйти на улицу. Трудно без людей. Для связи с родными остаются только сны. В них они встречаются, видят их.

Но что бы ни происходило, как бы тяжело ни было — ​они ни разу не пожаловались. «Все в порядке, все хорошо!» — ​366 раз отвечали они Командному пункту на стандартный утренний вопрос «Как дела?».

О психологии испытателей или космонавтов в те времена думали мало. Ребята не были толком знакомы друг с другом, когда попали в гермокамеру. Треугольник отношений оказался очень непрост. При недоразумениях и размолвках двое часто объединяются против третьего. В такие моменты спасительными оказываются ручка и бумага.

Я долго лежу с закрытыми глазами, пытаясь заснуть. Перед глазами мелькает калейдоскоп событий: дом, клиника, герметичная камера. Слышу глухие звуки — ​словно о стальные стены бьются наши мысли, чувства. Они не проникают наружу. Накатывает тоска, щемящее чувство одиночества. Но поддаваться ему нельзя. Ведь мы — ​научная экспедиция, три специалиста! И все равно мы… люди, и мы страдаем от заточения.

Как отключиться от круглосуточного утомительного присутствия других? Как сохранить мир? Ведь что бы ни случилось, а сидеть все равно за одним столом. Дышать все равно одним воздухом. Буквально. И обязательно досидеть до конца — ​надо дать науке материал.
Интуитивно они находят решения. Например, первое время Андрей и Борис с увлечением играют в шахматы. Но вскоре замечают, что Герману это не по душе: он не умеет играть и поэтому не может участвовать. Как только Андрей и Борис почувствовали это, они прекратили играть — ​одно из немногих удовольствий в столь однообразной жизни принесли в жертву единству на борту корабля.

Интуитивно отказались от панибратства. Каждый изобрел свой способ снять накал. Андрей ведет дневник. Курильщик Герман достает из кармана трубку, держит ее во рту, кладет обратно в карман. Борис занимается спортом.

Интуитивно старались быть деликатными в условиях полного отсутствия личного пространства: например, крючок для одежды, который облюбовал себе один из них, другие уже не занимают. Всеми силами, измотанные невозможностью хоть немного побыть наедине с собой, они охраняли хрупкое равновесие в тесной стальной бочке.

Стараются не давать советов. Обдумывают фразы, прежде чем их произнести (слово в замкнутом пространстве оказалось слишком сильным раздражителем). К концу эксперимента ребята почти перестают разговаривать между собой."



Думаю, нужно было посылать неженатых разнополых космонавтов, в идеале ЖМЖ! :) Тогда им не было бы скучно. Может, еще и не захотели бы через год вылезать из этой бочки.
Subscribe

  • (no subject)

    Разобраться в простой теме из математики или из механики или из астрономии - хороший способ посмотреть за тем, как наш мозг думает (словами или…

  • (no subject)

    В безлунную ясную ночь осенью пытаюсь без телескопа найти в небе туманность Андромеды. К сожалению, в нашей местности засветка слишком велика. Вижу…

  • (no subject)

    В общем, с телескопом нашел я Туманность Андромеды, М31. Но не особенно впечатляет. Тускленькая, маленькая, никак не +3.5, я бы сказал, +5. Где там…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments