מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:
Второй день обдумываю прочитанную в фейсбуке фразу Парибка про "подлежащее-сказуемое" (подлежащее/subject - объект реального мира, сказуемое/predicate - наше знание о нем) и заодно как всегда смешной пост Емельянова про астрологию. Эти два поста вместе как-то срезонировали у меня.

Гуссерль писал, что галиеева математизация физики и выведение из нее субъекта - связанные вещи:

«Математическая интерпретация Галилеем природы имела превратные последствия, которые выходили за пределы природы, напрашивались сами собой и господствуют до наших дней над всем последующим развитием мировоззрения. Я имею в виду знаменитое учение Галилея о чистой субъективности специфически чувственных качеств, учение, которое вскоре было последовательно развито Гоббсом в концепцию субъективности всех конкретных феноменов чувственно созерцаемой природы и мира вообще. Феномены существуют лишь в субъектах; они даны в них как причинные следствия процессов, существующих в природе, а процессы со своей стороны даны только в математических свойствах. Если созерцаемый мир дан чисто субъективно, то все истины до и вненаучной жизни, относящиеся к фактуальному бытию, обесцениваются…

Природа в своем «истинном бытии-самом-по-себе» является математической. От этого бытия-самого-по-себе чистая математика пространства-времени переходит к слою законов, обладающих аподиктической очевидностью и безусловной всеобщей значимостью, и от непосредственного познания законов аксиоматизации начал априорных конструкций — к познанию бесконечного многообразия остальных законов.
»

Объективное - математическое. Столь успешный для физики галилеев подход - это когда мы рассматриваем реальность сквозь призму протоколируемых экспериментов. То есть физичекие модели описывают не реальность, а результаты экспериментов над реальностью (только то, что можно вычленить и утащить в лабораторию). Эксперименты - это язык (или, если угодно, алфавит) естественной науки. А реальность - это иероглиф (или клинописный знак). Переход к галилеевому методу науки уподблю изобретению алфавита.

Про подлежащее и сказуемое допишу потом. :)

PS. Продолжение.

Итак, в логическом утверждении подлежащее относится к реальному миру, а сказуемое - наше представление о нем. Пусть не сбивает с толку, что подлежащее по-английски subject. Ведь субъект и объект не раз менялись местами в истории философии, оба слова subject и object означают "предмет". Например, если мы говорим "Путин - мурло", "Путин" - это реальный объект, а "хххло" - наше представление о нем. Таким образом суждение или утверждение (и логическое рассуждение вообще) возможно благодаря внепоставленности объективного и субъективного. Возвращаясь к Галилею (в гуссерлевой интерпретации), физическая природа существует только в объективном бытии, которое математично, но высказывать суждения о нем мы можем благодаря противопоставленности субъективного и объективного.

В сфере объективного после Галилея из всех феноменов реального мира, данных нам в восприятии, мы отбираем только те, которые могут быть "унесены в лабораторию", "зажаты в тиски" и исследованы на предмет воспроизводимости, фальсифицируемости и так далее. Скажем, гравитацию мы разделяем на задачу двух тел. Запротоколированные по определенным правилам результаты экспериментов - это то, что изучает физика (точнее, физика изучает свои модели, но они соотносятся с экспериментами, составляющими таким образом язык первичных понятий науки). Другими словами, мы описываем реальность алфавитно, расчленяя на атомы, будь то смысла, закономерностей, явлений или звуков, а случайное оставляем за бортом.

Совершенно аналогичным образом, в сфере субъективного, из всех психических явлений мы оставлям в силе только рациональное и сознательное. При этом подсознательное или бессознательное (например, сны, использующиеся для гадания, а также интуицию) оставляем за бортом. Емельянов очень здорово подметил аналогию между наукой и алфавитом и лженаукой (астрологией) и клинописью.

Что же с недвойственностью? Монизм или недвойственность (она же адвайта) утверждает, что Брахман и Атман - одно и то же. Напомню, что "Брахман" (не путать с браминами вроде моего горе-аспиранта из Хайдерабада) :) - это как бы экран или кинопроeктор, "Майя" - это фильм, который нам показывают, а их сумма - реальность, которую мы видим. "Атман" - это ядро сознания, "Упадхи" - психическая реальность (чувства, мысли, воспоминания, желания), "Джива" - индивидуальная душа, отражение "Брахмана" в индивидуальном неведении (Авидье). Соотношение "Брахман+Майя=Ишвара" аналогично "Атман+Упадхи=Джива". Насколько я понимаю, "Упадхи" включает и "бессознательное" и "сознательное" (из чего по аналогии следуеет, что загадочная гипнотическая сила "Майя" включает и вычленимое/атомарное/алфавитное и цельное / иероглифичерское).

Собственно, символ (будь то буква или иероглиф) соединяет (или разделяет?) материальное и мыслимое, как мы уже выяснили, на уровне "предмет и предикат" (подлежащее и сказуемое). ...
Tags: XVII век, esoteric, philosophic
Subscribe

  • (no subject)

    На мой взгляд (это я все про трактат Аркадьева думаю), бесконечность возникает не в языке (с его потенциальной возможностью бесконечной рекурсии) а…

  • (no subject)

    Правильно ли я понимаю, что слово "Европа" происходит от финикийского слова для Запада, однокоренного с эрэв, маарав, Магриб и т.п.?

  • (no subject)

    Сформулирую все-таки мнение о трактате Аркадьева. Он заявляет, что сущность человека состоит "в конфликте между языком и доязыковой тенью…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments