מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Ну и в продолжение вот этого: https://duchifat.livejournal.com/2236479.html

Итак, человека отличает от животного то, что человек может планировать, предвкушать, фантазировать и получать удовольствие от фантазий. Это я на женском психологическом сайте прочитал, если что (в разделе про секс, разумеется). Но это гораздо более глубокая мысль, чем на первый взгляд кажется.

Был 20 лет назад анекдот про Нового Русского и иностранца, встретившихся на фуршете. НР говорит: "Ты чо ничего не жрешь? Халявка же!" Иностранец отвечает: "я ем только когда мне хочется есть!" НР: "Ну ты прям как животное!" :)

Другими словами, человека отличает наличие внутреннего мира наряду со внешним. Когда-то у меня был дореволюционный учебник физики Хвольсона. Он начинался главкой "Два мира", в которой говорилось, что для любого человека существуют два мира: внутренний и внешний. Внутренний мир по определению таков, что изменения в нем незаметны окружающим. Физика изучает только внешний мир.

Есть еще и второй аспект. Это базовое понятие желания (и удовольствия). В классической философии, думаю, с ним не очень (хотя есть Воля и все такое). В адвайте оно есть, и, в общем-то, оно близко нашему понятию свободы воли. У животных все просто - увидели, сделали, получили удовольствие. Никакой рефлексии и фантазий. Людям есть чему поучиться в плане спонтанности ("хорошо быть киской, хорошо - собакой..."). Свобода воли (которая у нас часто понимается как свобода выполнения заповедей) подразумевает определенную рефлексию и отстраненность, внепоставленность материальному. Ну и планирование: Ваша физическая натура хочет А, а вы делаете Б, поскольку расчитываете в результате на Ц.

Итак, с одной стороны утверждается, что человека от животного отличает внутренний мир. С другой стороны, говорится, что человека отличает способность к речи. Правда, тут прибегают сциентисты-борцы за торжество диалектического материализма, и начинают рассказывать, что обезьяны тоже разговаривают, жестами, не хуже некоторых людей. Да что там приматы, даже птицы, как показали эксперименты, опубликованные в Nature и Science. :) Поэтому тут приходится выяснить, чем человеческий язык отличается от других знаковых систем, включая "знаки" у животных.

Говорят, что все идеи Хомского опровергнуты (примерно как опровергнуты все идеи Фрейда), единственно общее и универсальное, что Хомский нашел в грамматиках всех языков - способность к рекурсии. Имеется в виду неограниченная способность к вложенным сложно подчиненным предложениям: "Я сказал, что он сказал, что она сказала...." Животные так не могут. Это красиво и нетрудно связать, скажем, с идеями Диалога. (Человек должен в голове иметь модель Другого, а другой должен иметь модель вас. И так они могут сколько угодно раз отражаться и моделировать друг друга. Из взаимодействия "Я-Другой" и возникает человек и человеческий язык - "Я думаю, что он думает, что я думаю...")

Мне эта идея с рекурсией кажется не до конца убедительной. По моему, главное свойства языка - что на нем можно высказать что угодно. На язык любого племени можно перевести хоть Книгу Экклезиаста, хоть инструкцию по пользованию айфоном. Только многие вещи, которые в оригинале можно передать одним словом, придется описательно объяснять несколькими предложениями. Но задача выполнима. А вот мартышкам и гориллам Экклезиаста вы не переведете. Даже если британские ученые сообщают, что животные способны понимать тысячи жестов-слов.

Возникает вопрос, а каким образом это два определения человека соотносятся друг с другом? Первое - через внутренний мир, в котором можно не хуже чем во внешнем, фантазировать, возбуждаться и строить воздушные замки. А второе - через язык, на котором можно описать что угодно. Интуитивно кажется, что они должны быть одноху... изоморфны или эквивалентны. Животные живут одним моментом, замечательно. А при чем тут языковая рекурсия?

Кстати, с идеей, что на языке можно описать что угодно, есть проблемы. Говорят, что у человека эмоции зашкаливают. Не всегда можно в виде логических высказываний описать, что угодно. От эмоций приходится прибегать к образам, метафорам (про это я уже писал, см. по ссылке). Возникает поэзия. Структуралисты учат, что признак стиха - двойная сегментация. По смыслу (деление на предложения) и по ритмике/размеру. Однако формально можно любое сообщение перевести на прозаический язык логических инструкций. И, собственно, вот эта спсобность абстрагироваться от эмоций и связана с одной стороны - с владением языком логического описания, а с другой - с жизнью не данным моментом.

Чтобы не жить только одним актуальным моментом, вам нужно иметь возможность проживать неактуальное в своем внутреннем мире. Аналогично этому, чтобы описывать видимое в данный момент таким образом, чтобы его можно было восстановить, вам нужно уметь переходить от эмоциональных пара-логических описаний к логическим. То есть от метафоры к описательному языку.

Как это связано с понятием бесконечности и с аксиомой индукции (ясно, что связано), я порассуждаю в другой раз. :)
Tags: emergent, esoteric, philosophic
Subscribe

  • (no subject)

    Читаю книгу М. Р. Гинзбурга про эриксоновский гипноз (есть в сети). Это научная книга, точнее учебник (очень обстоятельный) базового курса гипноза…

  • (no subject)

    Элегуа выглядит ребенком или стариком (начало и конец) добрым или злым (красное или чернoе поле). Он дает знаки, когда не знаешь, какое решение…

  • Альмахтикер, эфн ди тир!

    There is no spoon, Neo!

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments