מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:

принцип соотнесенности и методология богословия

Прочитал в фейсбуке у Эдгар Лейтан критику индологической статьи Рузаны П. (это, кстати, жена Парибка), которая пишет про какого-то древнеиндийского автора, что "читать его - одно удовольствие". Такая формулиривка может быть уместна как попутное замечание на лекции для студентов, но несколько смехотвиорна в научной статье.

ЭЛ сослался на информацию, как сказал бы Трамп, "фейк-ньюз" Би-Би-Си, про диссертацию по теологии, которую защитили в МИФИ.
https://www.bbc.com/russian/features-40139414

Там известный всем Гельфанд и некий Григорий Юдин, профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук, критикуют эту диссертацию (которую они не читали) со сциентистских и вульгарно-материалистических (а то и анти-гуманитарных) позиций. Юдин в таких выражениях:


"Я не читал работу, которую вчера защитили, но могу сказать, что формулировка, что ее метод был основан "на личностном опыте веры и жизни теолога", абсолютно ненаучна и действительно ставит под сомнение место этой диссертации в науке. "

По-моему, нужно быть сказочным треплом, чтобы давать комментарий на Би-Би-Си, не прочитав обсуждаемую работу. Меня на Би-Би-Си давать комментарии не зовут, но я заглянул в обсуждаемую диссертацию. Она хорошая, и по теме там три с половиной обстоятельных и глубоких страницы (стр.-стр. 14-18)

"Методология исследования. В основе исследования лежит принцип
историзма, позволяющий наиболее адекватно разрешить поставленные задачи.
Этот принцип охватывает собой все применявшиеся в исследовании частные
методы, а именно:
– дескриптивный, используемый для описания позиции изучаемого автора;
– контекстуальный, позволяющий выявить опосредованность тех или иных
богословских идей не только общим богословским полем эпохи, но и личностью
их автора;
– синхронный, предполагающий параллельное рассмотрение церковноисторических и богословских проблем;
– диахронный, устанавливающий этапы формирования известного учения
или распространения известной идеи;
– компаративистский, используемый при конкретном сопоставлении двух и
более источников;
– метод системного анализа и реконструкции, позволяющий изложить
разбросанное в разных местах сочинений известного автора учение по тому или
иному вопросу в цельном виде;
– герменевтический, необходимый для выявления скрытых смыслов
авторского текста.

Наконец, поскольку исследование заявлено как исследование в области
теологии, постольку необходимо должно быть оговорено отношение его автора к
проблеме теологического (богословского) метода.

Проблема эта не нова, и, очевидно, особенно обострилась в последнее время
в связи с поиском для теологии ее уникального места в универсуме наук.
Предполагается a priori, что несводимость теологии к философии и
религиоведению должна находить себе выражение в существовании особого
теологического метода. Однако к однозначному разрешению вопроса прийти до
сих пор не удалось.

Из числа сочинений, важнейших для темы, следует упомянуть прежде всего
известный труд Б. Лонергана «Метод в теологии». Автор различает «церковные»
и «богословские» доктрины34 и утверждает, что когда тот или иной теолог «будет
судить о подлинности авторов [рассматриваемых] точек зрения», то «проверять
их будет на пробном камне собственной подлинности»35. Последняя же для
Лонергана определяется наличием обращения: религиозного, морального,
интеллектуального: «Тройное обращение — не набор пропозиций,
высказываемых теологом, а фундаментальная и моментальная перемена в
человеческой реальности теолога»36, обусловленная «пребыванием в любви
Божией»37. Таким образом, богословский метод для Лонергана является
инструментарием личностного знания по преимуществу, и именно в этом смысле
хотелось бы уточнить, в остальном, безусловно, верную, оценку метода
Лонергана прот. Константином Польсковым: «Лонерган детально разрабатывал
понятие о богословском методе в узком смысле — как специфическом наборе
приемов и способов, которыми пользуется исследователь при решении
конкретных теоретических и практических задач»38
.
Сам о. Константин определяет богословский метод как «соотнесение
культурно-исторического явления с нормой религиозного сознания,
формализованной в рамках конкретной традиции, с целью выявления его
предельных (сотериологических) смыслов»39
Прот. Олег Давыденков, в свою очередь, относит к области богословского
три метода: сотериологический (подразумевающий ориентированность целей и
задач богословского высказывания на сотериологию40), экзегетический
(«заключающийся в истолковании текстов Священного Писания»41) и
патристический («состоящий в систематизации мнений авторитетных авторов
прошлого по тем или иным вопросам религиозно-догматического характера»42).
Как видно, второй и третий из них являются вспомогательными по отношению к
первому, который, очевидно, в свою очередь, отличается от общегуманитарных
методов не набором особых инструментальных операций, а полагаемыми целями
и аксиоматикой.
Наконец, П. Б. Михайлов в своей посвященной проблеме теологического
метода статье43 останавливается на точках зрения нескольких современных
авторов, прежде всего, М.-Д. Шеню, прот. Александра Шмемана и
вышеупомянутого прот. Константина Польскова, приходя в итоге к выводу, что
«в качестве универсального богословского метода богословы недавнего прошлого
и настоящего предлагают различные варианты практически одного и того же
интегрального метода, пронизывающего собой все строение богословской мысли
и сообщающего ему тем самым внутреннее структурное единство»44.

Подводя итоги этому краткому и, конечно, не полному обзору, следует
заметить, что сам по себе принцип соотнесенности не может считаться
исключительной принадлежностью теологии: он возникает везде, где
исследование имеет дело с базовыми, нормативными, ценностными
характеристиками, относительно которых, в свою очередь, устанавливается
ценность изучаемого явления. Следственно, с одной стороны, не существует
рационально оформленной инструментальной операции, присущей
исключительно теологии; с другой — «обращение» Лонергана, необходимость
которого в теологии трудно отрицать, говорит о личностном характере
богословского знания, о его личностных предпосылках. Последнее вовсе не
отрицает научную значимость теологического знания.
Действительно, поскольку
нет человека, не имеющего никаких личностных мировоззренческих убеждений,
постольку не существует (прежде всего, в области гуманитарных наук) и
беспредпосылочного знания45; и речь может идти только о том, устанавливает ли
его носитель свои собственные (внутренние) предпосылки или присоединяется к
иным, уже существующим (внешним), принадлежащим либо иному лицу, либо
той или иной общественной, культурной или религиозной группе (школе,
традиции). Однако поскольку обусловливающий внутренние предпосылки
личностный опыт вовсе не обязательно должен противоречить внешним,
постольку их совпадение и будет выражать собой «обращение» теолога у
Лонергана. Таким образом, научно-теологический метод определяется: 1)
специфическими (уникальными) предметом и источником теологического знания;
2) подразумеваемым ими же личностным опытом веры и жизни теолога; 3)
свойственным всем гуманитарным наукам набором рациональных операций
Конечно, со стороны автора предлагаемой работы было бы
самонадеянностью считать, что таким образом он разрешил до сих пор вполне не
разрешенную важную и сложную проблему. Однако именно этим пониманием
богословского метода он будет руководствоваться в дальнейшем.
__________________________________________________
34 «Церковные доктрины и богословские доктрины принадлежат к разным контекстам. Церковные доктрины — это содержание свидетельства Церкви о Христе; они выражают набор смыслов и ценностей, формирующих индивидуальную и коллективную жизнь христиан. Богословские доктрины — часть академической дисциплины, задача которой — узнать и понять христианскую традицию и развивать ее дальше» (Там же. С. 338).
35 Там же. С. 359.
36 Там же. С. 297.
37 См.: Там же. С. 265.
45 Во всяком случае, как только мы переходим с дескриптивного уровня на интерпретационный или концептуальный. О необходимом присутствии личностного знания в области не только гуманитарных, но и естественных наук см., напр.: Полани М. Личностное знание. М., 1985."

http://www.doctorantura.ru/images/pdf/2017/2017_thesis_khondzinsky.pdf

Вот уж не думал, что я буду когда нибудь защищать православие от Би-Би-Си! :)
Subscribe

  • (no subject)

    Ничо так? На шкафу у меня над книгами по нанотехнологии и трибологии - алтарь Элегуа. 21 каждого месяца - его день.

  • (no subject)

    NSF прислало анонимный опросник с вопросами о том, как я оценимаю их процесс рецензирования и присуждения грантов. Как обычно, ничего по существу…

  • (no subject)

    Ну что, добавить мне в раздел благодарности статьи " M.N. thanks Eleguá for Abre Caminos"?

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments