מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:
Думал последние дни вот о чем.

Есть представление, что [нематериальные] вещи существуют только пока о них кто-нибудь думает. При этом темы довольно быстро меняются. Если почитать письма 50-летней давности, то 99% вещей, которые волновали людей, не имеют никакого значения. Я имею в виду публикации, должности, выступления на собраниях, соблюдение или несоблюдение разных правил и подобное, включая красивые идеи и озарения.

Все это существует только пока кто-нибудь готов это обсуждать. А эмоциональный заряд со временем слабеет. Обсудить кто-что сказал на каком-нибудь скандальном заседании, скажем, ученого совета месяц назад - интересно многим, поскольку люди знают участников обсуждения, да и тема может казаться важной. Точно такое же скандальное заседание десять лет назад интересно только самым занудным его участникам, да и то редко. А событие, произошедшее 30 или 50 лет назад вспомнят только в редких случаях - если специально кто-то по какой-то причине начнет докапываться, что произошло на такой-то защите диссертации или на таком-то профсоюзном собрании. Да и то вспомнят, расскажут, напишут статью, прочитают и быстро забудут.

Потому что онтологический статус, степень реальности, у, например, резолюций собрания или ученого совета, не такой, как у материальных предметов вроде, скажем, у леса или реки или скалы. Да более того, скала и река имеют значение тоже только пока их кто-то видит, пока они часть человеческого лебенс-вельта (если использовать термин Гуссерля).

Или вот интернет-дискуссии. Если в вашей френдленте кто-то напишет нечто, с чем вы категорически несогласны или что считаете передергиванием, то вы, наверно, захотите поспорить. Есть даже шутка "это очень важно, в интернете кто-то не прав!" А если вы прочитаете то же самое в дискуссии на форуме 15-летней давности, то пройдете мимо без эмоций. А если прочитаете мнение в архивных записях 150-летней давности, то вам и в голову не придет, что с этим можно спорить.

Лебенсвельт обновляется довольно быстро, с типичным временем в 10-50 лет, то есть на масштабе жизни одного поколения. Люди умирают и их идеи и устремления никому не интересны, за редкими исключениями.

С учетом сказанного, не вполне понятным феноменом является интерес к истории. Зачем люди изучают с таким увлечением, что произошло сто или двести лет назад (а то и несколько тысяч), ведь все участники умерли. Казалось бы, какая разница кто-то там что сказал, хотел или пытался достичь? Вы читаете документ в архиве, скажем, письмо 50-летней давности. Но адресат умер и автор умер. Все упоминаемые и обсуждаемые лица тоже умерли. Да и вы скоро умрете. То, чего они там хотели и ради чего спорили и боролись, ушло вместе с ними, умерли же.

Видимо, есть какой-то психологический механизм, ведущий к отождествлению с этими умершими персонажами? Такой псевдо-диалог (если под диалогом понимать коммуникацию с Другим в смысле философии диалога). Кто-нибудь об этом писал ли? Все что я читал о философии истории (в духе Анналов, "апологии истории" Блоха) - совсем о другом. Почему?
Subscribe

  • Pierce’s Abduction of Science: Is Anti-Intellectualism of American Universities Rooted in Pragmatism

    Пишу злобную анти-американскую статью про измерение науки деньгами. Выложу-ка сюда кусок черновика, может, у кого какие замечания? Я, в частности,…

  • (no subject)

    На мой взгляд (это я все про трактат Аркадьева думаю), бесконечность возникает не в языке (с его потенциальной возможностью бесконечной рекурсии) а…

  • (no subject)

    Правильно ли я понимаю, что слово "Европа" происходит от финикийского слова для Запада, однокоренного с эрэв, маарав, Магриб и т.п.?

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments