מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Category:
Читатю книгу Лакоффа "Женщины, огонь и опасные вещи" (см. мой предыдущий пост). Она написана хорошо хоть и многословно, длинная, за один день не проглотить. Но в чем гениальность, не могу пока понять.

Выготский писал о понятийном и комплексном (метафорическом) мышлении, много кто еще писал. Что, собственно, принципиально нового у Лакоффа кроме лакировки именами западных антропологов и лингвистов?

Он пишет о том, что "категории" и классификации, таксономия, как они понимались со времен Аристотеля, не вполне строги и их можно критиковать. Типа, что такое "игра" нельзя определить при помощи формальногo определения. И вообще ничего нельзя определить формально, из любых формальных правил есть исключения. (Экая новость!) Люди думают, что понятие вроде "игра" можно определить аксиоматически или по каким-то признакам. А на самом деле, есть признаки, но они не обязательные, много игр не подпадает под них, есть подпадающие но не игры, есть особые случаи, есть игры типичные, а есть нетипичные и так далее.

Дальше он приводит интересный пример с цветами. Сепир-Уорф считали, что сколько есть в языке цветов, столько человек и различает. От себя добавлю, в древнееврейским (в библейском иврите), например, только два цвета (совсем от себя добавлю, что в библейском иврите нет слова для полового члена, и что из этого следует?).

Некие Брент Берлин и Пол Кей в 1960е исследовали этот вопрос, про цвета. Они нашли, что в некотoрых языках есть только два цвета, это черный и белый [замечу, в др-евр не так]. А вообще базовых цветов [якобы] одиннадцать, это black ‘черный’, white ‘белый’, red ‘красный’, yellow ‘желтый’, green ‘зеленый’, blue ‘синий’, brown ‘коричневый’, purple ‘фиолетовый’, pink ‘розовый’, orange ‘оранжевый’ и gray ‘серый’. Как видно, наш русский "голубой" не вошел.


"Если язык имеет только два базовых наименования, то это черный и белый, которые более правильно было бы называть холодный (покрывающий черный, синий, зеленый и серый цвет) и теплый (покрывающий белый, желтый, оранжевый и красный). Если язык имеет три базовых наименования цвета, то это черный, белый и красный. Если в языке четыре базовых наименования цвета, то четвертый один из следующих: желтый, синий или зеленый. Таким образом, в языках с четырьмя базовыми наименованиями цвета есть следующие возможности: черный, белый, красный, желтый; черный, белый, красный, синий и черный, белый, красный, зеленый. И так далее, вниз по следующей иерархии:

черный, белый
красный
желтый, синий, зеленый
коричневый
фиолетовый, розовый, оранжевый, серый

Найти все эти закономерности Берлину и Кею позволило открытие центральных цветов. Если просто просить говорящих в разных частях мира выбрать участки спектра, к которым относятся их базовые наименования цвета, никакой закономерности увидеть не удастся.

Границы между цветовыми областями варьируются от языка к языку. Закономерности обнаруживаются только тогда, когда говорящих просят указать лучший образец для базового наименования цвета на стандартной таблице, состоящей из 320 различных цветовых образцов. В этом случае во всех языках говорящие выбирают практически одни и те же лучшие примеры для базовых наименований цвета. Например, в языках, где имеется базовое наименование для цветов в синем диапазоне, для всех говорящих, независимо от того, на каком языке они говорят, лучшим примером всегда является один и тот же центральный синий. Предположим, в языке есть базовое наименование цвета, которое покрывает область синего и зеленого; назовем этот цвет силеный. Наилучшим примером «силеного» будет не бирюзовый, находящийся в середине сине-зеленого участка спектра, а либо центральный синий, либо центральный зеленый. Таким образом, центральные цвета позволяют производить межъязыковое сравнение наименований цвета.
"

Ну и это, ясное дело, опровергает языковую относительность Сепира-Уорфа. Центральные цвета-то все одинаковые в разных языках! Лакофф идет дальше и связывает эти центральные цвета с палочками и колбочками сетчатки.

Ну и вывод ясен, типа понятия понятиями, но есть еще не относительные вещи, определяемые физиологией. Так не только с цветами, но со всем нашим мышлением. Понятия и категории не такие идеальные, как казалось ученым со вpемен Платона и Аристотеля, а зависят от нашей физиологии.

Мне кажется, что это изрядная ерунда. То есть никакой новости в этом нет. Понятие цветов и вообще абстрактные понятия не определяются физиологией, а, наоборот, абстрагируются от нее. Противоположенные человеческому логические и математические идеальные конструкции настолько глубоко (на мой взгляд) сидят в текстуре мира или реальности, что никто в здравом уме не будет выводить их из физиологии палочек и колбочек.

С цветами вообще все непросто. Теория спектра до того, как она была открыта Ньютоном (понимавшим ее в рамках гармонии сфер и Флейты Пана), была предложена оккамистами. У меня сейчас вылетело имя, но вот там был один загадочный французский ученый XIV века по прозвищу "еврей". По некоторым данным теория спектра была открыта мусульманскими учеными (вопрос требует уточнения, так утверждается в музее исламской науки в Стамбуле).

Но людям типа Лакоффа не хватает образования (извиняюсь за наглость) понять, что дело не в цветах радуги. Теорию цвета разработал Шредингер, и она крайне махистская (на мой взгляд). Пространство цветов не одномерно. Потому что цвета не монохроматичны. Цвет - это отображание бесконечномерного пространства спектра на двумерное пространство типа RGB. Оно различается не только для разных живых существ (собака видит цвета не так как человек), но и для разных индивидуумов (дальтонизм). Да, отображение определяется физиологией колбочек сетчаки. Ну и что?

Цвет - просто неудачный пример. Он кажется объективно-физическим. А на самом деле это примерно такая же зависимая от человеческого категория, например, как виды одежды. Мне так кажется.
Tags: science
Subscribe

  • лытдыбр

    Получаю огромное удовольствие от того, что езжу на работу каждый день на троллейбусе №3 или на маршрутке К258 через Литейный мост и через…

  • Baelemos Bachata

    Хочу танцевать бачату. День без бачаты приводит меня к субдепрессии.

  • (no subject)

    Путин нахамил Байдену (или какому-то журналисту?), процитировав слова Остапа Бендера "обращайтесь во Всемирную лигу сексуальных реформ". Это в ответ…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments