מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Categories:

Прокомментирую статью на злободневную для меня тему о поиске академической работы

http://www.gazeta.ru/education/2006/12/27_e_1197442.shtml

У нас, в США, в науке на работу устравиваются по достижениям. Не по блату, а по личному знакомству работодятеля с научными и персональными качествами соискателя. Поэтому из реальных двух-четырех сотен заявок на одно объявление о позиции директора института, профессора, доцента или постдока в ХОРОШЕМ месте реальными шансы есть у трех-четырех кандидатов. И этих трех-четырех кандидатов либо рабтодатели пригласили сами за выдающиеся заслуги, либо работодателям их посоветовали знакомые. Теперь об остальных 200-400 соискателях. С большой вероятностью эти люди не найдут хорошей работы в науке потому, что они недостаточно талантливые, удачливые, продуктивные ученые.

Что из нескольких сот заявителей шансы есть только у нескольких человек, это понятно. Вопрос ведь в другом - не менее половины из этих четырехсот заявителей вполне квалифицированые специальсты. Они написали и защитили диссертацию, имеют публикации, свои идеи. Преподавание на уровне ассистента или доцента -- не бог ведь какая манна небесная (немного повыше школьного учителя) и, по опыту, с ним легко справляются многие. Я и сам до отъезда в Америку ведь преподавал студентам.

Я все чаще слышу мнение, что для того, чтобы найти работу, нужно быть ЛУЧШИМ В МИРЕ в своей области. По-моему, это просто безумие: цеплятся зубами и локтями в смертельной схватке с конкурентами за награды, гранты и признание, только для того, чтобы найти простую работу и спокойно работать. Я сам-то как раз не против того, чтобы быть лучшим в мире, но увязка нахождения работы с таким требованием просто смешна.

Таким прямая дорога в слабый заштатный университет (туда конкурс 10-20 претендентов не место), в лаборанты, в низшее звено в коммерческую науку в компаниях, или домой в заштатные вузы на родине, или вообще из науки - то есть туда, где требования к кандидатам низкие, и потому конкурс низок.

Да в том то и дело, что нет такого рая, где требования низкие и конкурс низкий. В "заштатных университетах" тоже порядка сотни претендентов на место, в лаботанты и в промышленность докторов наук с опытом только научной работы (да еще не слишком удачным) никто тоже не возьмет.

про зарплаты. Постдок первого года зарабатывает 28-35 т. долл. в год. Постдок пятого года 35-65 тыс. в год. А пятый год - это конец "ученичества", к этому времени надо уже найти либо работу на кафедре, либо в компании.

Это все чепуха. Срок "ученичества" определяется наличием мест на следующей карьерной ступеньке, и зарплата определяется рынком, а не выслугой лет. В былые времена (в 1960-70 гг.) в постдокторате проводили не более года. Работу нужно найти не к пятому году после защиты диссертации, а чем раньше, тем лучше.

С работой в науке ОЧЕНЬ просто, если ты выделяешься из толпы. Это мой опыт, и опыт моих русских знакомых, нашедших хорошие позиции постдока, доцента, профессора, и полного профессора за последние годы.

Сложно говорить о толпе, когда речь о докторах наук. Каждый чем-то выделяется, каждый специализировался много лет в какой-то своей теме. Пратичаски вся эта "толпа" формально попадает в категорию "выдающиеся специалисты" (как она определяется, например, службой иммиграции). Конечно, нобелевскому лауреату или хотя бы человеку с публикациями в Nature или с золотой медалью в своей области, найти работу не очень сложно. Но таких людей единицы, и требовать от соискателя не слишком ответственной должности ассистента/доцента, чтобы он был лвуреатом высокопрестижной награды - несколько странно.

Мне кажется (другого объяснения не могу найти), что такие представления основаны на опыте начала 90-х годов. Тогда было несколько благоприятных факторов: (1) В эпоху Горби существовал большой интерес к советской науке и ученым оттуда. Я знаю американских ученых, которые специально ездили в то время в СССР/Россию выяснить, "нет ли там чего-то, что они должны знать". Я знаю человека в NSF, который организовывали такие поездки в моей узкой области. Этот интерес к русским ученым имел место в начале 90х и давно прекратился. (2) Еще не было такого наплыва относительно дешевой азиатской научной рабсилы, конкурировать приходилось с американцами, а не с китайцами или индийцами, как сегодня, а это АБСОЛЮТНО разная конкуренция (знаю по своему опыту, как только я получил гражданство и стал подавать на гранты, доступные только гражданам США, соответственно, конкурировать с американцами, конкурировать стало гораздо легче).

Чтобы найти академическую работу желательно (1) иметь опыт, связи и контакты в американских институциях, рекомендации (2) публикации в рейтинговых реферируемых журналах (3) хорошо понимать, как устроено финансирование науки и "где деньги лежат", уметь принести деньги своему работодателю. Людям, которые приезжали в начале 90-х без американского образования, без публикаций в западных журналов, без рекомендаций, без связей в финансирующих структурах и без понятия как выбивать деньги, а часто просто как слепые котята даже без нормального английского, и тут же находили работу, просто повезло. Они успели проскочить в щелку, пока она было приоткрыта.

Среди десятков моих знакомых недавних докторов в возрасте до 40, я знаю только четырех человек, кто недавно нашел профессорскую работу в моей области (Mechanical Engineering). Вот эти случаи
1) Девушка-украинка, окончила Гарвард у очень знаменитого профессора (одного из крупнейших механиков современности), проработала постдоком там же год, очень коммуникабельная, нашла работу в Калтехе на отделении, с которым ее профессор сотрудничал. Кроме того, будучи женщиной, она, наверно, имела преимущество. Говорит, что ей просто повезло, и нужно оказаться в нужном месте в нужное время.
2) Парень из Израиля (сабра), после Фулбрайта в Беркли, очень активный во всяческих комитетах и организационной работе (просто как комсорг какой-то, гений коммуникации) нашел работу в Канаде. (После он бросил и ушел в промышленность). Деталей как он ее нашел сделал, я не знаю.
3) Парень-американец закончил Джрджия-Тек и сразу нашел работу в маленьком ун-тете в Алабаме. На вопрос как ему это удалось, хитро улыбается и говорит, что ему просто повезло.
4) Китаец, закончил Браун, устроился ассистентом где-то в Теннеси. Как ему это удалось, я не знаю (не рассказывает).

Ни у одного из этих четырех моих успешных знакомых нет публикаций в Nature, только в инженерных журналах с малым импактом. Нет у них и славы лучшего в мире специалиста. Все четыре, однако, закончили престижные ВУЗы. Успех тут относительный, я бы не считал для себя успехом, если бы мне пришлось переехать до конца жизни в Теннеси или Алабаму. Да и теньюр никто из них пока не получил.

Мой совет простым людям, которые не чувствуют себя лидерами, просто туда не соваться. На этом карьерном пути на сегодня практически невозможно пробиться, да и не известно, стоит ли оно того. Заполучив такую работу ассистента (которую в России вы могли иметь практически без усилий, и не в провинции, а по своему месту жительства, скажем, в Москве или Петербурге), вам будет еще необходимо получить теньюр, постоянную позицию. Велика вероятность, что вы проведете 6 лет, теньюр не получите и должны будете начинать все сначала у разбитого корыта. Но вам будет уже за сорок, и время будет упущено. А для того, чтобы получить теньюр, нужно найти гранты, т.е. деньги. Старшие колллеги проголосуют за вас только если ваши проекты приносят деньги на кафедру, именно этого от вас ваши работодатели ожидают. А денег мало, на всех не хватает, и распределяет их NSF и другие агенства, во многом исходя из субъективных факторов. Мне говорили, что человеку, который подает заявку на грант в первый-второй-третий раз, шансов получить деньги практически нет, как бы ни был гениален и конъюнктурен его предлагаемый проект. У более опытных пожилых профессоров все схвачено, они и получат деньги. Честным путем "человеку с улицы", который просто честно заполняет все заявки и бумаги, скорее всего, не пробиться, сколь бы гениальны его идеи не были. За исключением случаев, когда почему-то складывается необычно благоприятная ситуация (как это было в нач. 90-х, или в случае позиций, где требуется гражданство США, скажем в военном училище, или если вы принадлежите к какому-то поощеряемому меньшинству и т.п.).

Если резюмировать, то успешное академическое трудоустройство -- не правило, а исключение. В каждом конкретном случае такого устройства (а таких случаев-исключений мало) должна быть особая причина, которая ставит человека вне общего честного конкурса. Этой причиной может быть или связь со знаменитостью (которая соискателля проталкивает), или ограничение конкурса только для граждан США, или комсомольская сверхкоммуникабельность, или еще что-то, к науке отношения не имеющее.

Вот так мне видится ситуация, исходя из моего опыта и наблюдений.
Subscribe

  • (no subject)

    Рецензируя статьи, всегда обращаю внимание на первое предложение в статье. Обычно оно информативной нагрузки не несет, но как-то всегда показывает,…

  • (no subject)

    Почитал (пока совсем по верхам) рекомендованную fromtxwithlove книгу A Эткинда (племянника Ефима Эткинда) про русский психоанализ, Лу Саломе, С.…

  • (no subject)

    Каждый день в полдень в Питере стреляет пушка. Напоминая, что полдня уже прошло, а нифига не сделано еще.

Comments for this post were disabled by the author