מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Category:
Раз уж я написал про книгу "Есть, молиться, любить", то еще несколько попутно возниокших мыслей, не претендующих на что либо. Я посмотрел по ссылке в журнале sthinks выступление Элизабет Гилберт. Она говорит почти ни о чем (или там одна незамысловатая мысль, которую sthinks и сформулировала в двух строчках) но как легко она говорит! Я, по-правде, совсем не понимаю, как это делается -- она выучила это выступление наизусть? Она об этом много раз говорила в разных аудиториях? Или она может вот так импровизировать? Там выступление ровно на 20 минут, когда человек вот так выступает, он знает в каждый момент на какой он минуте? Он знает заранее, что он должен сказать на 6-ой минуте, что на 11-ой, что на 19-ой? Короче, ораторское мастерство вызывает воcxищение. Она вставила туда несколько занятных историй (про Леонарда Коэна, про Алла-Алла, и про "он гений/у него гений"); это делается чтобы слушатель несколько минут "переваривал" эти истории, думая о них, и запомнил докладчика (и заказал ее книгу), и это круто. Но да бог с ней. Кстати, она, говорит, что ей 40 лет и у нее впереди 40 лет активной работы (я вот себя ощущаю как если у меня впереди лет пять работы, пока я на tenure track, а дальше ничего не планирую).

Но, возвращаясь к лирической героине Гильберт, я вот еще о чем подумал. Помимо воинствующего эгоизма, интересно, что героиня писательница и журналист, она зарабатывает писательством. Причем не просто прозябает, как большинство таких людей, а зарабатывает большие деньги. Казалось бы, крупный писатель должен жить текстами, постоянно думать о том, что удачно, что нет, всегда что-то затевать, замышлять. Тексты для нее должны быть как дети, может быть заменять детей (которых у нее нет), она должна думать, какой след она оставляет после себя. В общем-то, скажем прямо, она должна бы быть помешана на своих текстах, иначе она бы не добилась того, чего добилась к 30 годам. И вот что мы видим, что у героини в голове?

О приоритетах: "моя привязанность к Дэвиду столь сильна, что не позволит мне сосредоточиться на главном — путешествии, если я при этом буду думать о том, где он сейчас."
"И вот теперь я должна ответить на вопрос: какой выбор я сделаю? Чего я ожидаю от жизни? Чем могу пожертвовать, а чем нет? Мне тяжело представить жизнь без Дэвида. Невыносимо даже предполагать, что мы больше никогда не отправимся в путешествие с моим любимым попутчиком, что я никогда не припаркуюсь у его дома, опустив окна и включив Брюса Спрингстина, и что мы не укатим по шоссе в сторону океана, запасшись анекдотами и снедью на много лет вперед. Но могу ли я поддаться этому блаженству, зная, что у него всегда будет оборотная сторона — одиночество, причиняющее физическую боль, неуверенность в себе, разъедающая все твое существо, обида, отравляющая душу медленным ядом, и, разумеется, полная деградация личности, а она неизбежно случается, когда Дэвид отказывается отдавать и лишь берет, берет, берет.
"

Хи-хи, у нее главная проблема в жизни, любовник (Дэвид) любит ее, и она его любит, но он также любит одиночество, и от того она страдает. И вот она мучительно решает, что ей выбирать. Я что-то не понял, а откуда берутся те миллионы долларов, которые она зарабатывает текстами, растолкав локтями сотни таких же способных девочек и мальчиков, о них она вообще никогда не думает?

А вот о детях и книгах: "Пожалуй, люди заводят детей по разным причинам: иногда потому, что им хочется о ком-то заботиться и наблюдать за развитием новой жизни; иногда потому, что у них нет выбора; бывает, что таким образом пытаются удержать партнера или произвести наследника; а некоторые вообще рожают безо всяких рассуждений.... Я рада, что у меня есть мои книги. Эту отговорку люди способны понять. «Она ушла от мужа, чтобы ничто не мешало ее творческой карьере». И отчасти это правда — но только отчасти. Короче говоря, я все это рассказываю, чтобы признать: по сравнению с сестрой, у которой и дом, и счастливый брак, и дети, я выгляжу не слишком-то устроенной. "

Книги как бы и есть, но они в скобках, и их как бы и нет в ее системе ценностей, по крайней мере, они ничего не перевешивают. IMHO, c таким отношением книг не напишешь. Короче говоря, не сходится. Очевидно, эта книга написана с расчетом на вкус читателя, который должен хавать, что не удивительно. Ну и как всегда, читателю нравится поверхностное потребление. Кто умеет удовлетворять этому вкусу, тот и будет хозяином жизни и властителем умов в XXI веке.
Subscribe

  • (no subject)

    На мой взгляд (это я все про трактат Аркадьева думаю), бесконечность возникает не в языке (с его потенциальной возможностью бесконечной рекурсии) а…

  • (no subject)

    Правильно ли я понимаю, что слово "Европа" происходит от финикийского слова для Запада, однокоренного с эрэв, маарав, Магриб и т.п.?

  • (no subject)

    Сформулирую все-таки мнение о трактате Аркадьева. Он заявляет, что сущность человека состоит "в конфликте между языком и доязыковой тенью…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments