מכל מלמדײ השכלתי (duchifat) wrote,
מכל מלמדײ השכלתי
duchifat

Pецензия на двухтомник "История бухарских евреев"

По настойчивой просьбе Р. Пинхасова написал повторную рецензию на двухтомник "История бухарских евреев". Никто однако не сказал, что рецензия должна бать всецело положительной: Сразу предупреждаю - торопился, текст не вычитал. Текст для бухарско-еврейской бесплатной газеты, потому написан соответствующе.



Михаил Носоновский (Нью-Йорк), PhD

Подарок всем читателям от ученых клуба «Рошнаи»


Я уже писал один раз про двухтомник «История бухарских евреев. Новый и новейший период (1865-2000 гг.)», изданный нью-йоркским культурно-просветительским центром Рошнои («Свет»), ред. Р. Пинхасов и Я. Калонтаров, и рассказывал о главах сборника, посвященных истории, и о его месте в контексте истории киногоиздания у бухарских евреев. Сегодняшняя заметка посвящена прежде всего главам, связанным с современным положением бухарских евреев и с актуальным звучанием этой книги для руссоязычного читателя. Авторы и издатели этого труда поставили перед собой очень масштабную задачу – издать не просто очередной сборник статей о бухарских евреях (подобных изданий за последние 20 лет было несколько), а справочный труд, который вобрал бы в себя все современные достижения исторической, социологической и культурологической науки по этой теме. По сути, это первый шаг к созданию Бухарско-еврейской энциклопедии, свода знаний о среднеазиатском еврействе, по аналогии с другими подобными справочными изданиями, которая займет на десятелетия и века в справочных отделах библиотек место главного справочного источника по теме. И работа над такой энциклопедией уже ведется клубом «Рошнои».

Ясно, что один автор не смог бы справиться с этой задачей, потому двухтомник представляет собой коллективный труд более 50 ученых, ведущих специалистов в конкретных областях изучения бухарско-еврейской культуры. Кто является целевой аудиторией этого издания? Прежде вего, это бухарско-еврейская община в эмиграции, нынешнее и будущие её поколения. В предисловии к книге президент Всемирного Конгресса бухарских евреев Лев Леваев пишет: «На наш взгляд, она заслуживает полного перевода и издания на иврите и английском языке, чтобы быть доступной каждому поколению... уверен, что этот труд принесет несомненную пользу нашему народу и найдет достойное место на книжной полке в каждой бухарско-еврейской семье» (с. 5)

Итак, по замыслу издателей, предполагаемые читатели этого труда, прежде всего – сами бухарские евреи, заинтересованные в сохранении и развитии своей культуры. Директор проекта Р. Пинхасов пишет о достижениях бухарских евреев на протяжении ХХ века: «По количеству ученых, деятелей искусства, врачей, а также лиц с высшим образованием на душу населения, бухарские евреи занимали в СССР одно из первых мест. Многочисленная интеллигенция бухарско-еврейского происхождения достигла высокого уровня профессиональной и духовной зрелости» (с. 26). Этот тезис подтвержден многими главами двухтомника. Впервые в научной литературе дан полный демографический обзор численности бухарско-еврейских общин, позволяющий проследить динамику народонаселения на всех пяти континентах, причем данные представлены в виде удобных таблиц, карт и диаграм. Отдельные разделы посвящены достижениям евреев в образовании (И. Якубов), науке (И. Мошеев, И.Калонтаров, В. Аулов), медицине (Р. Пинхасов), литературе (А. Шаломаев), музыке (С. Тахалов, Я. Сабзанов, З. Таджикова, Р. Некталов, Т. Попандопуло), изобразительном искусстве (Р. Елизарова, Д. Ниязов, Ш. Устониязов), театре и кинематографе (Б. Катаев, И. Калантаров), ювелирном искусстве (Е. Салливан). Не могут не вызывать уважения достижения в экономике (А. Завулунов, И. Рубыков), бизнесе и филантропии (Р. Пинхасов), инженерном деле (Е. Фатахов), строительстве (Ш. Аминов), журналистике (В. Аулов, Р. Елизарова, И. Увайдов), партийно-государственных органах (Е. Фатахов). спорте (Ю. Алаев, А. Калонтаров, Я. Шпрингер). Все эти главы включают общирный материал о персоналиях, сотни биографических справок, уникальных фотографий. Я намеренно не говорю здесь о являющихся украшением книги первоклассных статьях по истории (М. Занд, Д. Очильдиев, С. Гитлин, А. Турсунов, С. Курбанов, Р. Альмеев), языку и фольклору (Л. Якубов, Д. Калонтаров, И. Калонтаров, Ю. Бабаев, З. Увайдова, Х. Толмас, Ю. Мурдахаев, А. Кимягаров) и других, поскольку рассмотривал их подробнее в своей прошлой статье.

Книга достигает поставленной цели, на огромном фактическом материале (ведь за текстом каждой сухой биографической правки стоит яркая жизнь выдающегося человека) показано, как этническая группа, не имевшая к начале ХХ века ни одного представителя с высшим образованием европейского типа, дала за три поколения большое число ученых, врачей, деятелей науки и культуры. Но помимо апологетического значения, утверждения и увековечения достижений бухарских евреев, эта книга, на мой взгляд, может иметь и более широкий резонанс для русскоязычного читателя, как образец научного и публицистического издания по иудаике. Именно об этом её значении я и хотел бы сказать несколько слов.

В современной русскоязычной публицистике большое внимание уделяется так называемому «еврейскому вопросу». Не последней причиной, подстегнувшей интерес к этой теме, стала публикация в России объемного опуса А. И. Солженицына «Двести лет вместе». Вслед за знаменитым писателем и корифеем русской публицистики (однюдь не дружественным по отношению к евреям) множество авторов и читателей, как в России, так и в эмиграции, задаются вопросами о том, каковы были отношения русского и еврейского народов? Характеризовались ли они преследованиями и антисемитизмом или позитивным культурным взаимным влиянием? Внесли ли евреи неоценимый вклад в развитие русской и советской науки, культуры или, как полагают некоторые русские националистические авторы, их влияние было разрушительным? Какова роль евреев в революции 1917 года и установлении большевистской диктатуры? Был ли советский период эпохой небывалого госантисемиттизма, или продолжением дореволюционной традиции притеснения евреев, или же временем освобождения от национального гнета? Явная или завуалированная полемика по этим вопросам идет в большинстве русскоязычных печатных изданий и на интернете. Проблема, однако, состоит часто в отсутствии у полемизирующих сторон знания фактического материала. Еврейская историия и культура замалчивалась в советскую эпоху, ее не изучали в школе и вузах, о ней не издавали книг. Поэтому и представления о «еврейском вопросе» часто бытуют самые фантастические. За общими рассуждениями об истории теряются и искажаются конкретные факты. В этой связи появления столь тщательно составленного труда, богатого фактическими деталями, как рецензируемый сборник, является несомненным позитивным шагом для установления взаимопонимания между народами.

Какую же позицию занимают составители и авторы сборника? Скажем прежде всего, что все перечисленные выше вопросы не являются центральными для бухарских евреев, живших на окраине Российской Империи и попвших в сферу влияния России только в конце XIX века. Бухарские евреи прежде всего азиатский этнос. Проблемам исторической типологии бухарско-еврейской культуры посвящены главы акад. А. Турсунова, который сравнивает ее с таджикской культурой, С. Даниэловой, проводящей сравнение с горскими евреями, М. Рокетлишкили и И. Ядгарова, исследуюзих общее и особенное у бухарских и горских евреев, С Гитлина о контактах с европейскими евреями, Р. Некталова, Ю. Мурдухаева и Е. Фатахова о межобщинных связях и В Кандинова об ассимиляции бухарских евреев-иммигрантов в Америке. С русскими властями среднеазиатские евреи соприкаснулись после завоевания русскими Туркестана. В целом правовое положение евреев в русском Туркестане было более благоприятным, чем в Бухарском эмирате, где действовал ряд основанных на шариате ограничений. Однако, начиная с 1887 г. принимаются ограничительные меры, приравнивающие бухарских евреев к русским евреям и запрещающие им селиться во внутренних губерниях России (введение этих мер в силу, однако, многократно откладывалось). В целом, бухарские евреи положительно встретили установление Советской власти. Но ко времени революции уже сформировалась и национальная буржуазия, прежде всего в Коканде и других городах Ферганской долины. Богатые быхарско-еврейские коммерсанты Р. Потеляхов и С. Вадьяев в 1917 году заняли посты министров в просуществовавшей недолго т.н. буржуазной «Кокандской автономии». Однако большинство евреев с энтузиазмом включилось в строительство новой жизни.

Более противоречивым является советский период. Вот как описывает Р. Пинхасов:эпоху, которую даже в советской официальной историографии называли периодом застоя: «Советский период, при всех его общеизвестных идеологических изъянах и политических ограничениях, кровавых репрессиях и маниакальных преследованиях, оставил неизгладимый след в истории нашей общины. Ведь в нем было немало позитивно-светлого и уникального, недоступного туземным евреям ни в одном из предшествовавших периодов в истории края. Можно даже сказать, что последние 30 лет этого непродолжительного, но яркого по многим параметрам периода истории (1960-1990 гг), ознаменовались беспрецедентным культурным взлетом и интеллектуальным расцветом нашего народа» (с. 36). В то же время перу Р. Пинхасова принадлежит глава «Жертвы сталинских репрессий», в которой публикуются уникальные документы. М. Занд и И. Калонтаров рассказывают о советской бухарско-еврейской культуре и ее ликвидации в конце 1930-х годов. А. Якубов и Б. Исхаков представили интересную главу «О воинах». Е. Фаиахов написал о бухарских евреях в партийно-государственных органах и системе управления. Отметим статью Г. Пулатова о религии и раввинах, в которой, в частности, рассказано о преследованиях раввинов при советской власти и закрытии синагог. «За бортом» остались воспоминания о ликвидации НЭПа в начале 1930-х годов, преведшем к бегству многих среднеазиатских евреев в Палестину, о кровавых наветах, имевших место в Средней Азии уже в советское время, о государственном антисемитизме эпохи застоя, преследовании национального движения и борьбе евреев за право на выезд в Израиль, о том, что в послевоенный годы Средняя Азия оставалась одним из немногих мест в СССР, где сохранялась еврейская традиционная ученость, к бухарским раввинам тайно приезжали многие русские евреи из Москвы, Ленинграда или Прибалтики, стремившиеся получить религиозное образование. Все это тоже страницы истории советского периода. Но, как говорил классик, никто не может объять необъятное.

В целом бухарско-еврейская общины и все русскоязычные читатели, интересующиеся иудаикой, получили замечательный подарок, которым стал этот вышедший впервые уникальный и всеобъемлющий труд. От имени читателей хочется поблагодарить клуб «Рошнаи», директора проекта Р. Пинхасова, редактора И. Калонтарова и спонсора проекта президента Всемирного конгресса бухарских евреев Леви Леваева за этот подарок.

Subscribe

  • (no subject)

    На мой взгляд (это я все про трактат Аркадьева думаю), бесконечность возникает не в языке (с его потенциальной возможностью бесконечной рекурсии) а…

  • (no subject)

    Правильно ли я понимаю, что слово "Европа" происходит от финикийского слова для Запада, однокоренного с эрэв, маарав, Магриб и т.п.?

  • (no subject)

    Сформулирую все-таки мнение о трактате Аркадьева. Он заявляет, что сущность человека состоит "в конфликте между языком и доязыковой тенью…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments